Docudays UA 2020: взросление в кино и жизни. Интервью с Дарьей Бассель и Викторией Лещенко

В день, когда должен был бы начаться продажа билетов на Международный фестиваль документального кино о правах человека Docudays UA, организаторы сообщили о переносе дат фестиваля в связи с карантином. В этом году фестиваль проводится в 17-ый раз. В рамках заобіцяно не только кинопоказы, но и фотовыставка, «живая библиотека», профессиональные воркшопы и семинары. Поговорили с директором индустриальной платформы DOCU/О и програмеркою Дарьей Бассель и программной директрисой Викторией Лещенко о взрослении документальной киноиндустрии и о том, что ожидать от 17-го Docudays UA, когда его проведение станет возможным.

Docudays UA 2020: дорослішання в кіно й житті. Інтерв'ю з Дар'єю Бассель та Вікторією Лещенко

Начнем с цифр чтобы понять нынешний масштаб фестиваля. Сколько было подано заявок, сколько из них отобраны до конкурсных программ?

Виктория Лещенко: в этом Году мы имели 1034 заявки. Это много, но не наибольшее количество, которое может быть по сравнению с зарубежными коллегами. Из них в общей конкурсной программы мы отобрали 28 фильмов. К тому же есть еще внеконкурсная программа.

Какой была первая реакция, когда стало понятно, что фестиваль придется перенести? Ведь это большие затраты, и не только материальные.

Эмоциональная. Большое разочарование. Оно до сих пор. Трудно объяснить. Тут много факторов. Сейчас много мониторю социальные сети. Мне интересно, как люди комментируют наше переноски. Что говорят. Имею много мыслей по этому поводу. Чуть позже, если хватит времени, хочу об этом написать.

Это и о солидарности фестивального комьюнити в мире. Запомнился пост в фейсбуке артистического директора IDFA Орви Нірабіа по отмененным фестивалей. Пост поддержки, который заканчивался такой фразой: «This is a challenging year for all of us. It is one ecosystem and the misfortune of some is the misfortune of all» («Этот год сложный для всех нас. Это одна экосистема, и беда одних – несчастье для всех»).

В этом контексте, по моему субъективному мнению, является отсутствие такой солидарности в украинском комьюнити. Но все же поддержка есть. Много от зрителей. Сейчас из 178 купленных абонементов только 3 попросили вернуть деньги. Конечно, мы еще перепитаємо все других, но имею ощущение, что наша аудитория очень лояльная. Спасибо ей за это!

Дарья Бассель: Я была в командировке в Праге, когда объявили карантин в Украине, и во время собрания, на которых решалась судьба фестиваля, присоединилась по скайпу. Честно, очень нервничала и чуть не расплакалась. Потому что я знаю, сколько сил и бессонных ночей каждая и каждый из нас вложил в то, чтобы этот фестиваль состоялся. Но я верю, что все к лучшему. У нас очень классная программа этого года: великолепные фильмы, крутые проекты на індустрійній платформе – итак, покажем это все, когда станет теплее и будет еще радостнее.

Очень порадовала реакция всех украинских режиссеров и режисерок, с которыми я контактировала по поводу переноса – все выражали слова поддержки, хотя я понимаю, какое это для них разочарование. Все же ждут премьеры!

Docudays UA 2020: дорослішання в кіно й житті. Інтерв'ю з Дар'єю Бассель та Вікторією Лещенко

Дарья Бассель

Лейтмотив нынешнего фестиваля – взросление. Как происходит процесс подбора темы: личные предложения организаторов, брейншторм, исследования актуальных запросов в гугле?

В.Л.: Это комплексная история. Наш фестиваль – коллаборация различных организаций. У нас есть круг суппортеров, часть этих людей вошла в наблюдательный совет фестиваля, часть – просто поддерживает, среди них есть правозащитники, эксперты из различных отраслей. Мы прислушиваемся к их рекомендациям, а потом обсуждаем варианты командой.

Что является взрослением для вас?

Чтобы ответить на этот вопрос, мы и выбрали такую тему. Изменились критерии того, когда и как считать себя взрослым. То, что было актуальным 10 лет назад или у наших родителей уже совсем неактуально для нас.

Из моего субъективного опыта, взросления – когда ты можешь брать ответственность за то, что происходит в твоей же жизни. Это этап самоосознания. Ты понимаешь, что можешь делать что-то для других, чувствовать ответственность и перед собой, и перед миром.

Сейчас мы наблюдаем яркие проявления этого среди подростков. И сама история с Ґретою Тунберґ. В ее сторону много критики, но поражает сам факт, что юные люди начинают говорить публично на важные темы. Это показательный момент того, что взрослеть можно здесь и сейчас, и для этого тебе не должно быть обязательно 30 или 40 лет. Мне кажется, мир не был к этому готов. Мы только начинаем это осознавать.

Д.Бы.: Для меня это мучительный процесс.

Я вспоминаю первые юные бессонные ночи. Когда утром выходишь из компьютерного клуба, где тусил с друзьями, а перед тобой ничего и никого нет: ночная жизнь уже кончилось, а дневной еще не началось. Ты попадаешь в этот момент свободы и невесомости и понимаешь, что можешь сделать что угодно и никто этого не увидит. Это ощущение свободы и присуще юности и взрослению. Нет ощущения конечности жизни, потому что нет жизненного опыта. Это если из хороших моментов. А из негативного и тяжелого – попытка найти себя. На мой взгляд, фильмы, как мы отобрали в подростковой программы – именно об этом.

То есть тема этого фестиваля касается проблемы эйджизму?

В.Л.: Мы думали об этом. И даже когда обсуждали тему, от моих коллег звучали выражения «молодые режиссеры», «молодые специалисты». Но здесь важен не возраст, а то, чем эти люди занимаются. И такие вещи даже в себе трудно побороть.

А вот например, наши коллеги из дизайнерской школы делали курсы и на своем баннере написали «школа для людей 12-14 лет». Мне кажется, это правильная формулировка, без всяких укоренившихся установок.

Docudays UA 2020: дорослішання в кіно й житті. Інтерв'ю з Дар'єю Бассель та Вікторією Лещенко

Виктория Лещенко

А как вырос лично для вас фестиваль за годы проведения?

Мы становимся постарше, и фестиваль так же. Когда только присоединились к Docudays, нам почти всем было 20+, сейчас нам по тридцать. Ты по-другому смотришь на разные вещи, по-другому смотришь фильмы. Это 17-ый фестиваль и нам остался год до совершеннолетия. То есть мы имеем последний год свободы, а дальше придется серьезно задуматься о жизни (смеется).

Какие изменения произошли в этом году в организации фестиваля?

На уровне кинопрограммы и организации событий кардинальных изменений нет. Разве что мы отменили бумажный каталог фестиваля. Стало понятно, что это своеобразное наследство: все фестивали всегда так делали и делают. Но это же все есть на сайте. Решили отказаться от бумажной версии, поберечь планету и себя, ведь это требует много усилий и средств.

О что больше всего снимают документалисты в Украине и мире?

Все ленты нашего фестиваля, так или иначе,касаются прав человека. И опять же, много внимания в этом году мы обращаем на программу «Teen spirit», приуроченную к лейтмотива всего фестиваля.

Это 6 историй взросления. Они все о выборе, об отношениях с родителями, с ровесниками, с родиной. Например, в американской ленте «Подбородок» речь идет о жизни очень популярных блоггеров-подростков.

IndieLab: документальный портрет страны

Но есть очень сінефільська часть программы – ретроспектива фильмов французского режиссера Клер Симон, которая будет одной из наших особых программ. В частности, состоится премьера ее 10-часового документального сериала «Деревня» о обычных жителей поселка на юге Франции, которые создали международный кинофестиваль и успешную VOD-платформу. И это пример того, что сериал может быть актом искусства.

Д.Бы.: Нашему коллективу кажется, что хайповим этого года будет немецкий фильм «В поисках Евы». К нам приедет главная героиня. Она секс-работница и борется с наркозависимостью. Мы долго думали стоит ли включать этот фильм к подростковой программы. Даже не через сексуальные вещи, а за сцены с употреблением наркотиков.

В.Л.: Это история постоянного поиска себя. В профессиональном плане, в смысле сексуальной идентичности. Яркий пример этого в том, что пока мы переписывались, человек несколько раз сменила свое имя. Сначала она была Ева, потом Адам, потом – Франческа, потом снова вернулась к Еве.

Учитывая предыдущие фестивали, какие темы вызывают наибольший интерес среди аудитории?

Это даже не темы. Среди иностранных фильмов зачастую ведутся на оскаров и другие награды. Украинское кино всегда пользуется популярностью.

Д.Бы.: Предыдущие годы большое количество зрителей, около тысячи, собирали фильмы о политике. Например, фильм немецкого режиссера Якоба Пройса «Другой Челси» о донецкого политика. Потом были «Путинские игры».

Docudays UA 2020: дорослішання в кіно й житті. Інтерв'ю з Дар'єю Бассель та Вікторією Лещенко

Ранее на фестивале формировалось студенческое жюри, которое давало отдельную награду своему фавориту. В этом году у вас эксперимент – жюри из подростков 13-17 лет.

Мы только недавно отобрали участников жюри: четыре человека из Украины и одна – из Беларуси. Выбирали по аппликационной форме. Нужно было рассказать о себе, своих увлечениях, написать мотивационное письмо. Заявок было 73 и мы сами не ожидали такого интереса. Читать ответы было очень интересно: по тому, как написано, понимаешь, что каша в голове та же, что была и у тебя в 16, но при этом эти люди имеют больше возможностей для реализации и активно их используют, а общество уже может воспринимать их не как детей, а как людей другого возраста.

Необходима документальном кино такая же реклама, которая есть в игровом? Ведь оно все равно нишевое.

В Украине документалистика требует даже большего продвижения, чем игровое.

Хотя есть такая иллюзия, что в Европе документальное кино на уровне с художественным. Но я сейчас работаю как продюсер над совместным проектом с Нидерландами. Они спросили меня о количестве копий и экранов для будущего фильма. Я ответила, что из моего опыта, в лучшем случае, пять тысяч зрителей и 10-20 копий и добавила, что у них, видимо, цифры гораздо большие. Как оказалось – нет. Такие же.

Фильм-концерт «Разделительные: Вживую»: поэзия пауз, запятых и точек

Как меняется документальное кино в Украине согласно вашему фестивального опыта?

Оно однозначно взрослеет. На примере нашего фестиваля можно увидеть как очень маргинальный запад развился в масштабный международный проект.

В.Л.: Сейчас мы позиционируем себя как крупнейший восточноевропейский фестиваль о правах человека.

Д.Бы.: И это свидетельствует о том, что индустрия все же развивается.

И возвращаясь к актуальным вопросам в связи с переносом фестиваля, как будет осуществляться возврат или обмен абонементов и индустриальных аккредитаций?

В.Л.: Они будут оставаться действительными независимо от дат проведения фестиваля. Их можно будет вернуть, но мы просим дождаться окончательной даты проведения фестиваля, которая станет известна после завершения карантина. Больше об этом мы написали на сайте фестиваля.

Есть ли сейчас какие-то ощутимые изменения в программе: отказ приезда героев или режиссеров, например? Или, возможно, наоборот – пользуетесь время для расширением программы?

Пока что трудно сказать. Мы не планируем значительных изменений. Хотим показать фильмы и провести события в запланированном объеме. В то же время, многое будет зависеть от того, когда мы сможем реально провести фестиваль. Пока что все приглашенные гости и будущие участники выразили поддержку и желание приехать на фестиваль.