Директор Музея Революции достоинства: «Музей должен быть комфортным пространством, куда людям захочется приходить и дискутировать»

Об учреждении Музея Революции Достоинства общественники и музейщики говорят уже около двух лет, но создать его удалось только сейчас, через два года после исторических событий на Майдане.

20 января по решению Кабмина зарегистрировано новое государственное учреждение «Мемориальный комплекс Героев Небесной Сотни – Музей Революции достоинства», а его директором назначен председатель ОО «Музей Майдана” Игоря Пошивайло.

О том, почему Музей Революции Достоинства не появился раньше, сколько времени необходимо для построения институции нового типа, и как создать многофункциональную платформу и пространство современного бытия, а не музей-призрак, LB.ua и поговорил с директором нового музея.

Директор Музею Революції гідності: "Музей має бути комфортним простором, куди людям захочеться приходити і дискутувати"
Фото: Александр Ратушняк

Почему не удавалось создать Музей Революции Достоинства раньше?

Государство, наконец, поняло необходимость создания музея. Для нас, группы музейщиков, которые сформировали общественную инициативу “Музей Майдана”, эта необходимость была очевидной еще в январе 2014 года. В декабре 2013 года мы поняли: все, что происходит вокруг — исторические события, которые изменят страну. Как музейщика, меня интересовало протестное искусство, аналогии, аспекты преемственности элементов традиционной культуры, которые оказывались в современной городской среде в экстремальной ситуации. Позже мы поняли, что нужно музеефицировать почти все, особенно после расстрелов. В мае 2014 года уже была инициатива КГГА и Министерства культуры, создали инициативную группу, разработали Концепцию музеефикации территории и событий Революции Достоинства. 1 июля 2014 года подали концепцию, которая легла в ящик.

Мы поняли, что стоит полагаться на самих себя. Летом 2014 года инициатива “Музей Майдана” объединилась с другой постмайданівською инициативе “Музей Свободы”. После этого появилось несколько иное видение: не только музеефикация событий на Майдане меморалізація героев, а взгляд в будущее и поиск ответов. Появился концепт свободы. Было желание не просто законсервировать события, а говорить о базовые ценности Революции Достоинства. Мы инициировали серию художественных выставок: первая из них – “Свобода” в Национальном художественном музее (октябрь-ноябрь 2014 года), затем – “Творчество свободы” в музее им. Ивана Гончара (ноябрь 2014 года — февраль 2015 года), и третья экспозиция – “От независимости к свободе” в музее истории Киева. Был еще проект “MyMedia”, который финансировался правительством Дании.

При Министерстве культуры мы организовали круглые столы, во время которых обсуждались дальнейшие шаги: нужен музей или нет, возьмем тайм-аут и будем говорить об этих событиях, когда боль, трагизм, политическая предвзятость отойдут на задний план. Очень легко сегодня говорить о майдане не объективно, с точки зрения победителей.

А как именно вы собираетесь показать Майдан? По обе стороны баррикад?

Однозначно, да. Базовая концепция будущего музея – это многофункциональная платформа, которая бы привлекла разные точки зрения.

Музей Революции Достоинства имеет, как любой классический музей западного типа, задавать вопросы.

Говоря о майдане, мы понимаем: здесь не две стороны, а множество, ведь была и нейтральная сторона, и диванная сотня, и инициативы, которые не принимали ту или иную сторону.

Директор Музею Революції гідності: "Музей має бути комфортним простором, куди людям захочеться приходити і дискутувати"
Фото: www.gurt.org.ua
Часть экспонатов музея , которая изображает майдановскую баррикаду на выставке <<Творчество свободы. (г)эволюционная культура майдана>>

Многие спрашивают: “Создали Музей Майдана. А где он?”. В западном понимании музей – это не только стены, это пространство современного бытия, мысли. Для нас помещение важное, даже временное. В условиях войны нужно время, чтобы подойти к этому профессионально, а не создать никому не нужный музей-призрак.

У нас были консультации с ведущими европейскими музейщиками, в частности, с Дэвидом Флемингом, руководителем ассоциации семи музеев Ливерпуля. Мы обсуждали элементы политического музея и социальной ответственности, ведь идея музея возникла именно из социальной ответственности музейных институций. Большинство музеев в ноябре-декабре 2014 года только наблюдали за тем, что происходит, и не заявили свою позицию. Музей Гончара одним из первых выступил против политики действующей власти и силового решения вопросов. Есть вопрос насколько будущий музей будет нужным и влиятельным, не с точки зрения приверженности власти, а консолидации общества. Для нас важно создать площадку примирения.

Можем ли мы говорить о незаангажированности, идеологическую и экономическую, Музея Революции Достоинства, если это госструктура?

Здесь я бы говорил, что мы формируем структуру нового типа, ибо они существуют, в частности, – Европейский Центр Солидарности в Гданьске, Музей Варшавского восстания. Общественная инициатива и государство создали совместный проект. Мы рассматриваем это не как экономическую зависимость с нашей стороны. Это – обязанность государства обеспечить функционирование такого заведения и присоединиться финансово. В Польше создали Музей истории польских евреев, где за здание и финансирование коммунальных расходов отвечает государство. А создание экспозиции, программной деятельности обеспечивает независимый фонд или общественная инициатива.

Майдан перезагрузил саму власть и много истеблишмента сегодня обязана своими должностями Революции Достоинства. Именно поэтому их моральный долг – запустить этот проект. Его дальнейшая судьба – возможно, симбиоз с привлечением иностранных доноров, фондов. Идеальный вариант – это общественный музей. Но на сегодня, с отсутствием культуры индивидуального и корпоративного пожертвования, это нереально. Такой музей нужен уже сегодня.

Директор Музею Революції гідності: "Музей має бути комфортним простором, куди людям захочеться приходити і дискутувати"
Фото: www.facebook.com/ihor.poshyvailo
Экспозиция в Украинском культурно-информационном центре (Париж)

Много политиков, историков уверяют – Музей Революции Достоинства сейчас нецелесообразен, потому что должно пройти время, чтобы дать взвешенные оценки тем событиям. А наши иностранные коллеги отмечают: мы поздно создаем эту институцию. Кроме того, они считают, что музей поможет западному миру понять, кто мы есть на самом деле.

Вы говорите о финансировании, как моральный долг со стороны власти. Но мы знаем случаи, когда у государственных учреждений довольно непростые отношения с властью, и Минкультом, в частности. Насколько вообще возможна такая поддержка?

Минкульт, к счастью, напрямую не причастен к созданию этого музея. Музей Революции Достоинства подчиняется Украинскому институту национальной памяти.

Да, но дополнительных бюджетных поступлений Института национальной памяти не выделили. За счет чего тогда строить музей и осуществлять подчинение?

Сначала такие средства предусматривались в бюджете и они были утверждены. В последнюю минуту средства сняли, якобы на развитие украинского кино.

Какая сумма предполагалась?

Кажется, несколько миллионов. Но с другой стороны, я трудно представляю, как мы могли бы целесообразно и эффективно использовать эту сумму. На сегодня не имеет земельного участка. Вул. Институтская, 3, которую мы рассматривали и позиционировали как место будущего музея, по сути, единственный вариант, ведь она привязана к тем событиям.

Сейчас очень сложная история. Этот участок находится в международном судебном разбирательстве, но перспектива существует. Подстроить Профсоюза, Украинский дом, Октябрьский дворец – это лишь временный вариант. Если мы говорим об ул. Институтская, 3 — это перспектива в лучшем случае на 5 лет. Помещение обязательно должно быть в том историческом месте.

Директор Музею Революції гідності: "Музей має бути комфортним простором, куди людям захочеться приходити і дискутувати"
Фото: kartagoroda.com.ua
Здание на Інститутьскій, 3. Фото времен Майдана, в правом углу можно увидеть баррикады и протестующих

Здание Профсоюзов сейчас заморожена на 2 года. Украинский дом находится в подчинении Государственного управления делами. Пока что прямых шагов от них не имеет. Если музей станет не институцией группы заинтересованных лиц, а потребностью всего общества, то негативное влияние со стороны государства удастся минимизировать. Сама община будет и строителем, и защитником музея.

Если мы говорим о здании, здесь есть два момента. С одной стороны, это исторический фон этого здания, а с другой — ее приспособленность к хранению экспонатов.

У нас несколько проще ситуация. Наша коллекция не так велика, по сравнению с фондами других музеев — сегодня это около 2 тысяч экспонатов. Сами экспонаты в принципе не сложно законсервировать, это не живопись 12-13 века. Сегодня эта коллекция хранится почти в не приспособленных условиях в музее им. Ивана Гончара.

Вопрос в другом. Эти артефакты не должны храниться в коробках, они должны уже сегодня работать, создавать среду и послужить сигналом для общества. Хотелось бы создать пространство, в котором бы эти вещи выставлялись в формате открытых фондов.

Многие артефакты находятся сегодня в частных руках, так и в музеях по всей Украине. Возможно ли их собрать в единую коллекцию Музея Революции Достоинства?

У нас не стоит задача собрать все вещи под одной крышей. Более эффективным было бы создание экспозиций по регионам. Запорожский областной краеведческий музей одним из первых создал постоянную выставку, посвященную событиям на Майдане. Подобный спрос есть во многих музеях, хотя им не хватает методической поддержки.

Музей должен быть сегодня не предметноцентричним, а концептуальноцентричним.

Мы видим события на Майдане как площадка и начало разговора о гораздо более широкий диапазон тем, через который может проходить большое количество персональных историй.

Опрос людей о том, каким они видят будущий Музей Майдана, показало определенную неготовность общества к такой открытости со стороны музея, так как традиционная практика – это авторитарная мнение, навязывание кураторских идей.

Мы видим этот музей как своеобразный хаб, кластер для майдановских и постмайданівських инициатив, представительства креативных индустрий. Это должно быть комфортное пространство, куда людям захочется приходить и дискутировать. Я считаю, там должна быть библиотека, почта Майдана, научный центр, ресторан, отель. Это очень распространенная практика и способ привлечения инвестирования. Зарабатывая самостоятельно на свои программы, музей теряет статус неприбыльного.

Какие артефакты входят в коллекцию Музея Революции Достоинства?

Начинали собирать с самых простых вещей — элементы баррикад, предметы самозащиты, агитация, щиты, дубинки, коктейли молотова, дорожные знаки, каски с остатками крови. У нас довольно неплохая коллекция оформления КГГА. Нам удалось сохранить самое ценное. Уникальные вещи, которые есть у нас, — это елка, коллекция флагов, катапульта, автомобиль автомайданівця, уничтожен дотла, мраморная скульптура французского уличного художника Roti. Также у нас есть серия 10-метровых полотен художника Владимира Свачія. Следующая часть нашей коллекции – не материальные объекты, истории с Майдана.

segodnya.ru/Б.Пошивайло
Директор Музею Революції гідності: "Музей має бути комфортним простором, куди людям захочеться приходити і дискутувати"

Если говорить о сохранении культурных ценностей, то действенность общественных инициатив является не достаточным. Несмотря на акции протеста, кампании мы видим, что все равно передаются земельные участки, разрушаются здания исторического значения и этот процесс на сегодня, к сожалению, не контролируемый. Должен быть четко прописан механизм защиты.

Киево-Печерская лавра, София Киевская находятся под защитой ЮНЕСКО. Но процессы воздействия не эффективны. Публичность помогает решать определенные вопросы. В области сохранения нематериальных культурных ценностей готовится закон, но необходимы еще и подзаконные акты.

Музеям необходима самостоятельность, в частности, возможность действовать вне казначейством для того, чтобы была мотивация зарабатывания средств.

Если говорить о перспективе во времени, за сколько можно создать Музей Революции Достоинства?

Поляки за 13 месяцев создали Музей Варшавского восстания, но на это была политическая воля. Европейский Центр солидарности создавался гораздо дольше. В среднем это срок — 3-5 лет для построения музея.

Я считаю, что ценности Музея Революции Достоинства останутся актуальными и в близкой, и в далекой перспективе для украинцев. Актуальность музея не спадет, могут измениться формы воплощения этого замысла. Музей истории польских евреев, например, планировался 15 лет, но появился он только год назад. Поэтому 3-5 лет – немного. К тому же, музей не появляется неожиданно. Мы создаем временное пространство, которое будет платформой и лабораторией строительства нового музея.

Директор Музею Революції гідності: "Музей має бути комфортним простором, куди людям захочеться приходити і дискутувати"
Фото: www.facebook.com/ihor.poshyvailo
Американские студенты на выставке в музее Гончара

А сколько тогда нужно времени для создания временной платформы?

Если общество будет активно действовать и поддержит эту общественную инициативу, это можно решить достаточно быстро. Нужно политическое решение – за месяц-два передать помещения под этот музей. А за год можно создать качественную экспозицию.

На сегодня наиболее актуальной является проблема финансирования. Каким образом вы будете решать этот вопрос?

Есть возможность внести изменения в бюджет и убедить, что на создание музея, выполнению указа президента и решения Кабмина нужны средства, иначе все эти декларации останутся на бумаге. У нас есть надежда, что будут выделены адекватные средства. Сейчас нет необходимости создавать большой штат, он должен расширяться в соответствии с поставленными задачами. Мы рассчитываем на автономность, самодостаточность. Потребность в финансировании есть и мы не хотим освобождать государство от этой ответственности, в то время когда исчезают миллионы. Построение самого музея предусматривает не такую уж и большую сумму.

Директор Музею Революції гідності: "Музей має бути комфортним простором, куди людям захочеться приходити і дискутувати"

Во время презентации концепции Музея майдана в музее Гончара

О какой сумме мы сейчас говорим?

Если говорить об аналогах в Польше — это 350 миллионов злотых. Это европейская практика, но я думаю, что в Украине эта сумма будет вдвое меньшей. Но дело не в сумме. Многое зависит от здания, насколько ее удастся адаптировать под нужды музея, как Украинский Дом. Другое дело — создавать новое здание. Это зависит от проекта. Но даже без финансирования мы не прекращаем работу. В объединении усилий государства, общественности, частного сектора является наиболее эффективным.

Напоследок вопрос к вам как к директору Музея именно Революции Достоинства. Которым Майдан был для вас?

Это своеобразный катарсис. Там каждый почувствовал, что сам можешь многое изменить, появилось чувство ответственности. Каждый почувствовал, что история творится здесь и сегодня. У меня изменилось отношение к страны и моего народа. Я любил Украину, в историческом смысле, романтизованому, где-то на расстоянии, но там, на Майдане, это растворилось. Атмосфера гуртовності, единства была, и с этой атмосферой создается этот музей. Это не площадка борьбы за власть или навязывание стереотипов, а толока в память о тех, кого нет с нами.

Источник.

Добавить комментарий