Бюджетное обнуления: украинская культурная дипломатия на пороге коллапса

Предыдущую неделю для всей бюджетной сферы был словно пожар в курятнике. С соответствующими ролями и мизансценами. Бездумное и некомпетентное решение обнулить расходы на культуру и культурную дипломатию повлекло за собой полнейший хаос, в котором растворились почти все субъекты принятия решений, а государственные органы захлестнула волна звонков, обращений, писем и петиций, что на порядок снизило бы управленческую эффективность всего процесса.

Бюджетне обнулення: українська культурна дипломатія на порозі колапсу

Ukrainian Night – представления современной украинской культуры под открытым небом в Музейном квартале Вены. Октябрь 2019 года

Этого можно было бы избежать, проведя быстрые и точечные консультации с руководителями институтов, которые понимают серьезность кризиса, готовы к диалогу и знают, от каких расходов можно отказаться без серьезного ущерба для всей сферы – все еще хилой и очень уязвимой. Все были готовы к компромиссу и непременно нашли бы его. Это вопрос пяти, максимум десяти телефонных звонков, после которых руководители учреждений и главные распорядители средств (Минкульт, МИД, ГУД) сами могли бы оперативно подать в Минфин объективные и взвешенные предложения. Зато бюджет верстался теми, кто, очевидно, не понимает специфики сферы и далеко идущих последствий своих решений. Как сказал представитель Счетной палаты в эфире UA:Радио Культура, «забрали у тех, кого легко порезать», то есть тех, кто не станет огризатись и бороться за себя.

Чему нас должны научить бюджетные войны за культуру

Неделю назад – 25 марта – мы с руководителями Украинского культурного фонда, Украинского института книги, Довженко-Центра и Художественного Арсенала обнародовали открытое письмо к премьеру с просьбой взвешенно отнестись к сокращению расходов на культуру. За один день этого письма подписали более 2000 специалистов со всей Украины. Нас услышали, и это добрый знак.

Впрочем, объединительное слово «культура» несколько размыло более широкая повестка дня. В понимании правительства культурные институции – это те, которые подчиняются Минкульта и финансируются за его бюджетными программами. Позиционирование же Украинского института всегда было двояким. С одной стороны, мы однозначно является системообразующим элементом нынешней культурной экосистемы, ведь производим и работаем с культурным, образовательным, научным контентом; а с другой – является частью системы МИД и иностранных дипломатических учреждений, работая на реализацию внешнеполитических задач Украины. В каждой из этих систем мы одновременно и свои, и чужие. Поэтому в бюджетных войнах, где коллективные петиции включают громкий «алярм», но каждый в конце концов спасает себя сам, культурная дипломатия «проваливается между досками», выпадает из поля внимания и повестки дня как культурного, так и дипломатической вертикали.

Несмотря на это, мы не устаем повторять тезисы, которые давно являются очевидными для иностранных управленцев, теоретиков и практиков: культурная дипломатия является важным фактором национальной и информационной безопасности, возможность диалога с миром на равных. Это мощный инструмент создания положительных нарративов об Украине в международном информационном поле, способ борьбы с негативом, предубеждениями и дезинформацией. Если Украина даже в кризисные времена не будет говорить о себе сама, за нее это обязательно будут делать другие. Это о влиянии, субъектность и общественное благо, которые так трудно укладываются в KPI и экономические показатели, но без которых наша государственность никогда не будет полноценной.

Эпидемия, экономика и культура: где мы и что делать?

Не могу не применить снова свое любимое финансовое мерило: 30 миллионов, сэкономленные государством на ее имидже в мире, – это стоимость прокладки двух километров асфальтовой дороги. В прошлом году бюджет Украинского института протянулся на целых четыре асфальто-километра, и за эту скромную сумму мы сделали 85 проектов в 11 странах мира; охватили свыше 10 миллионов медийной аудитории; начали партнерства с ключевыми культурными и научными институтами Европы и США; получили фантастические отзывы о своей работе. Это полностью новое качество культурной репрезентации Украины за рубежом, и я могу говорить об этом с гордостью. Впрочем, мы все еще в начале пути, который рискует так и остаться незаасфальтованим.

Бюджетне обнулення: українська культурна дипломатія на порозі колапсу

Выставка Между огнем и огнем в Вене

Чтобы не допустить краха Института, мы с командой с утра до поздней ночи контактировали с десятками людей в правительстве, парламенте, офисе Президента, Наблюдательном совете и общественном секторе; готовили расчеты и предложения об отказе от 40% финансирования, понимая, что некоторые проекты будут отменены через карантинные ограничения. В сжатые сроки разработали три версии плана деятельности на 2020 год с разными бюджетами и переводом части проектов в онлайн. Впрочем, на фоне всеобщей истерии и закулисных торгов эта работа очистила только наше собственное совести: на своем уровне мы сделали все, что могли.

Замечательно, что сообществу удалось отстоять хотя бы часть бюджетов институтов, подчиненных Минкультуры (УКФ, УИК, Госкино), за которые самоотверженно боролись в.а. министра Светлана Фоменко и профильный комитет Верховной Рады. Украинскому институту, который находится в сфере управления МИД, повезло меньше. Не смотря на все усилия руководства и Наблюдательного совета Института, достучаться до субъектов принятия бюджетных решений пока не удается.

Министерство в руинах. Интервью с т.в.а. министра культуры Светланой Фоменко

Если проект закона о бюджете будет принят в действующей редакции, финансирование Украинского института составит около 25 млн (было 78 млн). Эта сумма покроет расходы за мероприятиями, поведенными в феврале-марте; оплату кредиторской задолженности по 2019 год, вызванной остановкой бюджетного финансирования в декабре; обязательства по уже заключенным хозяйственным и проектным договорам; зарплаты; аренду офиса и мизерные средства на текущую деятельность.

Без программного бюджета Институт в 2020 и 2021 году НЕ сделает более 100 проектов, над которыми мы работали в течение 6-12 месяцев. Все эти проекты разрабатывались параллельно с трехлетней стратегией Института, которая будет обнародована в начале апреля. В них заложены мощные системообразующие механизмы и логика устойчивого развития украинской культурной дипломатии, а также учтены ожидания и запросы широкого экспертного среды. Среди них, в частности:

  • Программа системной промоции украинского кино в мире proMOTION, которая помогла бы лучшим фильмам попасть на международные фестивали и выйти в широкий прокат;
  • Программа поддержки украинских исследований в университетах и научных центрах Европы и США. Срывается сотрудничество с Украинским научным институтом Гарвардского университета и участие украинских ученых в ряде крупных украиноведческих конференций;
  • Проект по насыщению иноязычных разделов Википедии статьями о украинскую культуру и историю;
  • Третий этап программы международных резиденций для художников и кураторов ЭКСТЕР;
  • Системное исследование восприятия и отношения к Украине среди профессиональных аудиторий в Польше, Германии, Франции и Венгрии;
  • Внедрение украиноязычных аудіогідіву ведущих музеях мира;
  • Программа переводов и постановок современной украинской драмы в зарубежных театрах, а также участия спектаклей в театральных фестивалях;
  • Издание публикации о украинскую кулинарную дипломатию для иностранных дипломатических учреждений;
  • Программа продвижения современной украинской музыки на международных цифровых платформах;
  • Поддержка нескольких выставок украинского искусства, в частности, в США и Нидерландах;
  • Разработка дизайн-концептов современного украинского сувенира и мерча для использования государственными органами и посольствами (время попрощаться с деревянными булавами и янтарными иконами);
  • Другие информационные и онлайн-кампании, которые требуют производства видео контента, переводов, графического дизайна, заказ текстов.

Бюджетне обнулення: українська культурна дипломатія на порозі колапсу

Выступление хора «Щедрик» на фестивале детских и юношеских хоров Summa Cum Laude 2019

Мы также рискуем получить судебные иски от партнеров – авторитетных зарубежных институций, которые уже вложили деньги в подготовку совместных проектов. И самое худшее – это большие репутационные убытки, потеря доверия к Украине и ее государственных институтов. Мы уже вряд ли сможем работать с теми, кого уже изрядно подвели. Даже если летом культурным институциям вернут часть бюджетов (уже поползли такие слухи), будет поздно: мир работает с совсем иными горизонтами планирования. Полтора года работы и развития репутации будут потерянными.

Мы переживем этот кризис. Пандемия закончится. Жизнь и работа продолжатся. Давайте просто перестанем стрелять себе в ноги, чтобы было на что зіпнутися в странном новом мире.