Быть сверху. Новые истории, новые режиссеры

Бути зверху. Нові історії, нові режисери

В рамках театральной премии «Зеркало сцены» (инициированной нашим изданием) знакомство вблизи один-на-один с молодыми украинскими режиссерами, авторами столичных театральных премьер 2016-го. Среди которых критиками и будет определен лучший спектакль.

Среди режиссеров, которым удалось осуществить постановки на престижных столичных сценах, есть люди разного мировоззрения и разных художественных предпочтений. Возможно, их больше всего объединяет именно возрастной «ценз» не старше 30-ти. А также искренняя вера в то, что украинский театр находится сегодня в состоянии положительных и обнадеживающих трансформаций. В таком оптимистичном свете DT.UA и предлагает молодым художникам несколько вопросов. Что держит молодого режиссера в украинском театре, не прельщают его другие сферы деятельности (кино, ТВ, где молодым больше платят)? С чего началось увлечение искусством театра; кто, в профессиональном плане, на молодых режиссеров повлиял больше всего? Из того, что они видели (вживую, на видео), а также из того, о чем читали, — составили для себя «образ» идеальной спектакля? Что, на их взгляд, именно сегодня характеризует украинский театр — как с лучшей, так и с худшей стороны?

Давид Петросян. «Буна» и Гете

«Буна» (популярная пьеса Веры Маковей) — фактически первая взрослая спектакль режиссера Давида Петросяна. Сначала ее играли в театральном университете, впоследствии прописку получили в Центре современного искусства «ДАХ».

 

Бути зверху. Нові історії, нові режисери

«Буна»

«Буна» с румынского — «баба», в пьесе Маковей она многим кажется «авторитарной». Чтобы глубже понять характер и нрав таких баб, режиссер вместе с единомышленниками уехал аж на месяц на богатые села, где наблюдал за жизнью сельских жителей и пытался убедить своих актеров, их персонажи никакие не маски, не роли. Длительное время занимались тренингами, медитацией. А еще один спектакль Петросяна 2016-го — «Называй меня Питер» по пьесе Яна Фридриха поставлена в Тюзе на Липках. Как говорит режиссер, это дань детству, которое прошло; это попытка что-то вернуть, что-то вспомнить.

Давид Петросян родился 13 декабря 1991 года в селе Иджеван (Армения). В Киевском университете им.И.Карпенко-Карого закончил В мастерскую.Судьина. 2016-го основал театр «Practicum».

Бути зверху. Нові історії, нові режисери

Давид Петросян

— В театре меня вообще ничего не держит, — отвечает Давид на первый вопрос DT.UA. — Ведь когда что-то держит, это не дает возможности развязать руки, которые нам завязывают всю жизнь — то в школе, то в университете. Мне предлагают взять участие в телевизионных проектах. Но все это не имеет никакого отношения к тому пути, который я определил для себя. Этот путь, возможно, медленный, нешумный, это путь, на котором всегда возникает больше трудностей. Например, мы создали свой театр «Practicum» вместе с группой актеров, которые закончили университет. Но с кем из них я продолжил работу, а с кем-это уже невозможно… Вообще театром я раньше никогда не интересовался, он меня интересует только как метод диалога.

Не могу сказать, что у меня было много хороших впечатлений от какого-то спектакля. В основном меня интересуют Тальхаймер и Брук.

Еще в период обучения меня всегда настораживало то, что происходит в театральной среде. Я убедился, что все это не имеет отношения ко мне. И самое главное до того, ради чего люди нужны друг другу.

Мне неинтересно, когда в театре меня пытаются развлечь, да еще и за деньги. Или же показать оригинальные формы, которые претендуют на что-то лучшее, чем просто развлечение. Мне вообще страшно подумать, что я буду играть в соревнование с коллегами по цеху — ради захвата зрителя. Ибо это будет уже бизнес, что называет себя искусством.

Мои представления 2016 года — единственное, что я на данный момент успел сделать. Было много попыток поставить еще что-то, но я чувствовал, что начинаю бегать за чем-то, входить в зону блефа…

Думаю, что никакая спектакль и никакая пьеса не могут быть «идеальными», ведь все, что создается — лишь попытка выразить чувства и переживания. Однако есть спектакли, которые помогли мне в личных поисках, одна из таких — это спектакль Тальхаймера по пьесе Лессинга «Эмилия Галотті», а также спектакль «Часовые на плотине» режиссера Арианы Мнушкіної, еще — «Тевье-Тевель» Сергея Данченко.

Это те отдельные спектакли, которые я бы с удовольствием пересмотрел еще и еще раз. Были режиссеры, работы которых вызывали восторг, такие, например, как Ян Фабр, Варліковський, Остермайєр.

Однако со временем они мне показались слишком «шумными» и слишком далекими от той природы, которая меня манит. Театральную литературу еще в студенческие годы читал постоянно, много. А вот теперь ее вообще не могу читать! Меня вдохновляет художественная литература. Люблю Гессе, Платонова, Гете.

Момент вдохновения для меня чрезвычайно важен. Думаю, в нашей театральной школе режиссеры мало внимания уделяют философии, живописи, музыке. Хотя это основа. Спектакль — это результат наших эстетических предпочтений. Если их нет, то в таком случае вы или эпатажный сканувальник, или ремесленник. Искать нам помогает вдохновение.

«Хорошо» в украинском театре сегодня именно то, что как раз в нашем театре еще много неизведанного, мало используется культурный потенциал, что позволяет продолжать раскопки в культурной традиции, а именно в украинской музыке, живописи, философии.

Если молодой режиссер обращает внимание на все то большое, что уже было, по крайней мере, это позволяет ему не впадать в определенные сомнительные тенденции, которые мало чем отличаются друг от друга.

Относительно «нехорошего» в украинском театре? Это сложный вопрос. Ведь кому-то кажется добрым, а другому именно это — злым. Театр как бизнес в нашей стране принадлежит определенной группе людей, которые его приватизировали. И даже если молодой режиссер (очень перспективный) попадает в этот бюрократический мир, то он сам незаметно становится таким же бюрократом. А «настоящее» в искусстве не может создаваться в таких условиях и в таких рамках.

Еще один болезненный вопрос — критика. Критики есть. Но иногда складывается впечатление, что боятся или не хотят все говорить… А, наоборот, нужно критиковать и сравнивать. Это, безусловно, должно быть аргументировано и оправдано.

Александра Меркулова. «Пепел и алмаз

Премьера спектакля «Пепел» (режиссер Александра Меркулова) состоялась 17 декабря 2016-го на Мікросцені Молодого театра.

Бути зверху. Нові історії, нові режисери

«Пепел»

Постановка по мотивам романа литовского писателя Іцхокаса Мераса «Вечный шах». Сама режиссер осуществила и перевод, и инсценировку. В основе сюжета — драматическая история еврейского народа во Второй мировой войне. Зрители воспринимают историю Авраама Исаака с чрезвычайным сочувствием, с сердечным трепетом. Человек в вихре нечеловеческих испытаний; жизнь на территории смерти; человек, который стремится сохранить собственную душу. И об этом также ее «Пепел».

Александра Меркулова родилась в Киеве 12 января 1988 г. Окончила театральное училище, а впоследствии (2007-2012) — Киевский национальный университет им.И.Карпенко-Карого (мастерская В.Судьина). Ее хобби — текстильная кукла, плетение из бумажной лозы. Работает в Молодом театре.

Бути зверху. Нові історії, нові режисери

Александра Меркулова

— Что меня держит в театре? — переспрашивает режиссер. — Видимо, магия самого театра. Где еще, как не в театре, создается жизни такое, каким оно является? То есть жизнь неповторимое и одновременно узнаваемое каждым. Казалось бы…одно и то же представление, но ее невозможно повторить дважды.

Еще в детстве, когда меня вместе с двоюродной сестрой упрятали в деревню к бабушке на все лето, мы решили создать там свой «мюзик-холл»… на выселках… для коров! Зрительный зал располагался под старой липой. Давали «концерты» для бабушек и дедушек. В концертную программу входили песни, танцы, акробатические трюки. Впоследствии к нам присоединилась талантливая молодежь, и надо было расширять программу. На меня тогда и легла миссия — писать «сценарии». Вот тогда-то все и началось. А уже осознание, что такое настоящий театр, пришло в университете. И этим пониманием я искренне благодарен своим педагогам, среди которых А.Белоус, В. Судьїн, К.Дубинин.

Образ идеального спектакля? Он есть… но это… предчувствие. Этот образ живет в подсознании. Не могу описать его словами! Образ идеальной спектакля возникает каждый раз, как начинаешь работу над новой пьесой.

Именно сейчас украинский театр находится в поисках своего нового лица. На сценических площадках появляются новые спектакли, происходят эксперименты. Впрочем, новый театр всегда должен помнить о своем назначении — заглядывать в душу человека.

Иван Урывский. «Счастье» есть

«Украденное счастье» в «Золотых Воротах» в прошлом году горячо поддержали театральные критики и зрители.

Бути зверху. Нові історії, нові режисери

«Украденное счастье»

Постановка Ивана Урывского — мистический этюд об особенностях страсти, про реальный и потусторонний миры. Такая рискованная идея трансформировать классическую социально-бытовую пьесу оказалась весьма успешной.

Иван Урывский родился 9 марта 1990 г. в Кривом Роге. Сначала учился в НКТУ (промышленно-гражданское строительство); впоследствии — в Кнукии (курс Нины Гусакової). С февраля 2015 г. — режиссер Одесского академического украинского музыкально-драматического театра им.В.Василька.

Бути зверху. Нові історії, нові режисери

Иван Урывский

— У меня такое ощущение, что попал в бурную воронку. Стараюсь серьезно заниматься театром с 2014 г. И не знаю, как было до этого. Сейчас вижу, что есть много попыток что-то изменить в украинском театральной среде. Есть люди, которые хотят серьезно заниматься театром и развивать его. Театр в Украине становится популярным, модным.

Держит меня в театре только любовь к театру. Никогда не думал о телевидении. Кино интересует больше.

Увлечение театром приходило постепенно. Сначала учился на строительном факультете. Но в определенный момент понял, что хочу быть актером. Поехал в Киев. Однако в «Карпенко» меня не взяли… Впоследствии педагог Нина Николаевна Гусакова предложила учиться на режиссуре в Кнуким, и я согласился. Так меня и затянуло.

По поводу «Украденного счастья». Пьеса настолько сильна, что не может не заинтересовать режиссера. Я рад, что Станислав Игоревич Жирков поддержал меня в выборе. Молодые актеры горели работой, понимали меня.

А вот идеальную спектакль вижу «без текста». А если и понадобится текст, то это, наверное, будет Чехов…

Вообще, наш театр напоминает мне ящерицу, которую поймали за хвост, а ей очень больно его отбросить, но когда она лишится своего хвоста, в нее отрастет новый — длиннее и красивее!

Валерия Городецкая. Соло для «Пианиста»

Бути зверху. Нові історії, нові режисери

«Пианист»

На Мікросцені Молодого 2016-го появилась камерная постановка, которая мгновенно привлекла внимание молодежной аудитории: «Пианист»: пьеса Вадима Леванова, режиссер Валерия Городецкая. Ее спектакль — молодая, искренняя, довольно бодрая, в меру провокационное. Режиссер — одна из тех, кто любит не театр в себе, не себя в театре, а Театр как таковой (это заметно).

Валерия Городецкая родилась 8 сентября 1995-го в Киеве. Обучение — Кнукии (художественный руководитель курса — А.Белоус, преподаватель — С.Жирков).

Бути зверху. Нові історії, нові режисери

Валерия Городецкая

— Театр — это общение, это человеческий фактор. Самые ценные вещи в человеческой жизни не являются материальными и остаются только в наших воспоминаниях. Театр так же: когда спектакль заканчивается, то она заканчивается «навсегда». Хотя те ощущения, которые получаем, — хочется пережить снова и снова.

Я мечтала стать актрисой, но так сложилось, что пошла учиться на режиссуру. Сейчас могу сказать, что все, что делается, — делается к лучшему. Больше всего повлияли на меня (и влиять, конечно) Андрей Белоус и Станислав Жирков, художественный руководитель курса и преподаватель.

Еще в школьные годы смотрела спектакль «Чайка по имени Джонатан» (реж. А. Артименьев). Это первая постановка, которая меня поразила, наверное поэтому она для меня и до сих пор является особой.

А общепринятого идеала или образца, как на меня, не может существовать в театре вообще. Так в том же и суть искусства, что одни и те же «буквы» каждый режиссер видит и трактует на свой лад.

Мне кажется, сегодня украинский театр пытается отойти от устаревших канонов, сломать стереотипы, привлечь внимание нового зрителя. И, в любом случае, думаю, такие перемены — к лучшему.

Орест Пастух. Пахнет «порохом»

Само название спектакля в театре «Золотые Ворота» изначально воспринималась как скандал-провокация — «Как не стать порохом».

Бути зверху. Нові історії, нові режисери

«Как не стать порохом»

Впрочем, получилось не о том, что кто-то себе придумал. Это история о маленьких людей и большие желания, о вычурность иллюзии и неотвратимость реальности. Великолепное соло в спектакле режиссера Ореста Пастуха (с Ивано-Франковска) в актера Дмитрия Олейника.

Орест Пастух родился 2 июля 1987 г. в карпатском Макондо (город Косов Ивано-Франковской области). Учился в Прикарпатском национальном университете им. В. Стефаника (Ивано-Франковск). Курс О. Добряка. Хобби — литература, музыка, театр.

Бути зверху. Нові історії, нові режисери

Орест Пастух

— В театре меня удерживает диалог. Диалог между режиссером и актерами, между художниками и публикой, когда мы демонстрируем работу. А еще — возможности мыслить, ставить вопросы, искать ответы, провоцировать. Рассматриваю театр — как творческую реакцию художника на определенные раздражители. И часто они слишком разные. Иногда это просто реакция на предложенную драматургом тему, которая тебя потрясла. Иногда это реакция на то, что происходит вокруг меня, поскольку я являюсь частью общества…

Что касается спектакля «Как не стать порохом…», то пьесу я нашел 2014 г. и сразу понял, что должен ее поставить. Поскольку она оказалась актуальной для нашего общества, которое само оказалось на перепутье своего геополитического выбора. Тогда как раз начался Крым, Донбасс.

Текст Шпіро через частную историю одной маргинальной семьи открывает целый социальный пласт — постсоциалистическое поколение с его деформированным и искалеченным мировоззрением. На долю этого поколения выпадает выбор, которого оно не способно принять. Не способно определиться, куда ему идти дальше и зачем. Драматург в форме комедии определил диагноз этого поколения — страх. Страх позволить себе ступить в неизвестность и, возможно, получить право на более цивилизованное существование.

В пьесе это смешно, но, как видим из событий в нашей стране, на страхе хорошо можно спекулировать. Поэтому у меня и возникла мысль, что именно через комедию, возможно, нашей публике удастся увидеть и себя? И лучше себя понять «сегодня». Понять, что выбор одного поколения так или иначе становится в определенной степени выбором следующего…

«Образ» идеальной спектакля — это когда не видишь, где заканчиваются пределы всех ее компонентов. Когда не замечаешь, где заканчивается драматург и начинается режиссер. Так же, где заканчивается режиссер, а начинается актер и т.д. Когда перед нами встает определенный микрокосмос со всеми его процессами, в основе которого — мысль.

Такие вещи рождаются только между единомышленниками. Когда мировоззрение, интеллектуальный и профессиональный уровень всех участников более-менее одинаковые. В другом случае мы видим просто «чей-то» спектакль, и в которой играет «кто-то». Примеры «идеального представления» наблюдал и имею возможность наблюдать в творчестве Г.Туминаса, Е.Някрошюса, К.Серебренникова.

А для своей будущей «идеальной спектакля» (на данный момент) выбрал бы текст А. Миллера «Смерть коммивояжера».

Как на меня, сегодня украинский театр методично пытается вписать себя в мировой театральный контекст. Это проявляется как в эстетике определенных единичных постановок в столице и провинции, так и в сотрудничестве между зарубежными театрами и украинскими режиссерами.

Это радует, и эту тенденцию считаю достижением и лучшим боком нашего современного театра.

С худшей стороны украинский театр сегодня характеризуют, к сожалению, много факторов. Это и отсутствие качественной современной драматургии, которая должна была бы касаться общественных процессов, происходящих с нами сегодня. Единичные случаи современных пьес, к сожалению, не образуют тенденции, о которой можно было бы говорить как о «современный театр». Вместо этого приходится работать с «проблемами» и «диагнозами» обществ соседних стран и искать точки соприкосновения, чтобы через определенные параллели что-то открыть и сказать нашему зрителю.

Власть Белозоренко. «Она» и другие

«Это все она» на Малой сцене Молодого театра — спектакль-визитка с замечательными ролями Риммы Зюбиной и Олега Коркушка.

Бути зверху. Нові історії, нові режисери

«Это все она»

История об игре-ложь матери и ослепление-прозрение подростка-сына зрителей поражает откровенностью, режиссерской изобретательностью, узнаваемостью жизненных коллизий.

Режиссер спектакля Влада Белозоренко родилась 1987-го. Мечтала стать балериной, психологом. Училась в Кнукии. Сначала была убеждена, что станет «выдающейся актрисой», но впоследствии поняла, что ее призвание — режиссура.

Бути зверху. Нові історії, нові режисери

Власть Белозеренко

— Меня иногда соблазняет мысль о работе в кино, — говорит Власть. — Но не через финансовый фактор. Лишь с собственной режиссерской любопытства хочется нырнуть в другой океан. Однако точно знаю: если кино и «произойдет» в моей жизни, то не просто как эксперимент, а как сознательный шаг в нечто новое и глубокое, что требует, как и театр, полной отдачи и полного погружения.

Я выросла в Херсоне в довольно интересной атмосфере. Моя мама продавала билеты в театре, а бабушка — в кинотеатре. Сама я училась в лицее по специальности «Хореография». И мы с братом постоянно находились в одном из этих трех мест. Кстати, сегодня мой брат — хореограф, работает в многих странах мира. А человек, который больше всего повлиял на меня в профессии — педагог по режиссуре Гусакова Нина Николаевна. Удивительная женщина, фантастический педагог. Она учила нас не только профессии, она учила человечности. В сочетании эти два качества живут в гармонии. К ней тянусь.

Понятие «идеального представления» для меня не существует, ибо идеальное, как на меня, — это нечто «объективное», а в творчестве «объективность» невозможна. И не нужна! А вот идеальный текст для меня сегодня — это Бы.Брехт «Добрый человек из Сезуана». Завтра, возможно, будет другой?

Лично для меня украинский театр — это «дорога». А «дорога» — понятие движения, а не постоянства. Идем, бежим, плывем. Даже летаем. Это самое главное. Двигаемся. И это чувствуешь.

Юлия Мороз. «Быть» или не быть

Активный «Дикий театр» пригласил на постановку спектакля «Быть снизу» совсем-совсем молодого режиссера.

Бути зверху. Нові історії, нові режисери

«Быть снизу»

Ее спектакль вышел за рамки «просто спектакля». А спровоцировала даже «бунт» феминисток. Итак, впервые в профессиональном театре — тема феминизма. При этом сценическая рассказ — без агитации, режиссер предлагает рассмотреть позиции и феминисток, и антифеміністок, и мужчин. В спектакле есть сбалансированность и попытка разобраться с правами женщины в украинском обществе. Спектакль также предполагает информативную часть, в которой есть разъяснения различных терминов и понятий. Постановка пьесы Юлии Тупікової молодым режиссером Юлией Мороз почти на две недели опередила социальный взрыв #янебоюсьсказати.

Юлия Мороз родилась в Днепре. Обучение — Киевский Национальный университет культуры и искусств (мастерская П.Ильченко и К.Пивоваровой). Сфера интересов — социальный активизм, феминизм, зоозахист.

Бути зверху. Нові історії, нові режисери

Юлия Мороз

— Сейчас я делаю первые шаги в профессии, но с первого курса понимала состояние украинского театра и молодых режиссеров в нем. Мой педагог Петр Иванович Ильченко с первых дней готовил нас к реалиям: мол, вы никому не нужны! И теперь я стараюсь стать «нужной».

Пьеса Юлии Тупікіної меня заинтересовала прежде всего темой, мои болевые точки совпали с ее. С девушками работали с энтузиазмом, несмотря на сопротивление, с которым столкнулись в университете. Для меня это был самый приятный опыт работы, очень интимный и честный.

И самое главное — актрис этот спектакль подтолкнул к рефлексии собственных проблем. Конечно, вижу много пробелов в спектакле с точки зрения режиссуры , но главными для меня есть зрительницы, которые приходят на комедию, а уходят с осознанием глобального неравенства.

Сергей Корниенко. Звезды и «Виноград»

Одна из самых кассовых столичных премьер прошлого года — «Девичий виноград» по пьесе Николая Коляды в Молодом театре.

Бути зверху. Нові історії, нові режисери

«Девичий виноград»

Билеты купить невозможно, ибо залог зрительского успеха — актеры-звезды в главных ролях: Тамара Яценко, Ирина Кравченко, Наталья Кленина, Валерий Шептекита. Молодой режиссер погрузился в мир страстей пожилых людей. И, к счастью, не утонул, а с победой добрался до берега.

Сергей Корниенко родился 12 января 1988 г. в Прилуках.
В 2012-м окончил театральный университет им.И.Карпенко-Карого (мастерская В.Судьина). Увлекается изучением физиологии, эволюции жизни и человека, в частности, нейрофизиологии. Считает, что самое главное в жизни — развитие и здравый смысл. Убежден, что критического мышления и умения думать, а также понимать (друг друга) нужно учиться и учить.

Бути зверху. Нові історії, нові режисери

Сергей Корниенко

— В театре можно поймать и почувствовать жизнь, поскольку действие происходит «здесь и сейчас». И ты видишь, как команда людей несет одну мысль, они слышат друг друга. Относительно финансового аспекта — верю в победу здравого смысла. Если честно делать работу, то люди, наконец, поймут необходимость и пользу театра, изменят свое отношение и смогут обеспечить финансами театральную сферу.

Моя творческая жизнь началась с театрального кружка в Прилуках. Потом — студенческий театр в агротехнікумі. Но режиссуру выбрал потому, что не соглашался с методами работы своего же режиссера, поэтому решил доказать: театр нужно делать «иначе».

Впоследствии понял: театр настолько многогранен, что, в принципе, он и должен быть разным.

В последнее время мое отношение к театру изменилось. Этим обязан своим учителям. Но отношение к театру также изменили люди, далекие от искусства сцены. Это биолог и популяризатор науки О.Марков, публицист А.Невзоров. Эти люди смогли без «поэзии» и художественных средств объяснить, чем является человек, какова природа наших чувств и какое место в природе занимает человек.

Почти «идеальная» спектакль для меня — дев’ятигодинні «Бесы» в постановке Льва Додина. Относительно выбора материала — Шварц. Хочется воплотить на сцене драматургию, поэтичность которой заставляет «чувствовать» и до последнего не дает возможности «понять».

Украинский театр сейчас выходит на другой уровень, поэтому его можно охарактеризовать словом разнообразен. Театр — спектр разнообразных мнений, которые отражают действительность. «Худшую» сторону театра мне неизвестен. А вот улучшить можно многое, начиная с зарплаты. Но это не только театра касается!

Дмитрий Весельский. «Место» под солнцем

Прошлогодняя премьера, на которой больше всего плачут и на которую дети предпочитают пригласить родителей, а родители — детей, — «Уступи место» в Молодом.

Бути зверху. Нові історії, нові режисери

«Уступи место»

И снова молодой режиссер стремится понять взаимоотношения пожилых людей. Сюжет Вины Дельмар озаренный славой легендарного спектакля Анатолия Эфроса с Фаиной Раневською и Ростиславом Пляттом (в ролях супруги Купер). На киевской сцене эту же легендарную пару играют украинские мастера — Ярослав Гаврилюк и Татьяна Стебловская. Собственно, режиссер — для них как внук. Но общий язык нашли.

Дмитрий Весельский родился в Ровно 1993-го. Учился режиссуре в Е.Митницкого и А.Белоуса (с 2010-го по 2015-й). Осуществил заметные постановки в Театре драмы и комедии на левом берегу Днепра и в Молодом театре. С января 2017-го — художественный руководитель Украинского малого драматического театра. Признается, что зимой больше всего любит читать книги, а летом — кататься на скейте.

Бути зверху. Нові історії, нові режисери

Дмитрий Весельский

— Театр — всегда особая речь. И про некоторые вещи можно сказать только на языке театра. Может, когда-нибудь мне понадобятся и кино-теле-фонемы, но сейчас — театр. Театр для каждого из нас начинается с детских игр. С друзьями обожали играть «в людей». Создавали персонажей, моделировали ситуации. Это были такие себе модифицированные «войнушки». Театральные «проживание», «конфликт», «действие» подсознательно открывались и усваивались в игре.

Это была довольно крутая школа эмпатии! Уже потом — театральная студия.

Но с настоящим театром познакомился здесь, в Киеве, учась в «Карпенко».

«Образ» спектакля — то, что касается внешнего проявления, формы. И здесь нельзя говорить о универсальный идеал. Потому что у каждого материала, у каждой темы есть свой идеальный образ, способ решения. А вот обязательные составляющие, критерий, конечно, есть. Здесь я идеалист и романтик. Спектакль должен быть эмоциональным потрясением, которое, в свою очередь, является маленьким кирпичиком в формировании личности. Спектакль должен через эмоции провоцировать к размышлениям и поискам. По крайней мере люблю такой театр. Есть темы, о которых необходимо говорить. И на эти темы имею котомку текстов.

Из лучшего у нас — тенденция к появлению разного » театра. А из того, что раздражает… У многих зрителей еще живет представление о театре как о «культпоход» для галочки: понравилось или не понравилось? Миссию же выполнено! «Окультуривание» состоялось. Это, к сожалению, делает невозможным процесс живого общения…

Результаты «Зеркала сцены» по итогам 2016 года (лучшая драматическая спектакль молодого украинского режиссера в Киеве) станут известны ближе к Международному дню театра. Когда наши коллеги, театральные критики и журналисты, окончательно определятся со своими фаворитами. Особая благодарность за поддержку театральной премии «Зеркало сцены» — Михаилу Кухару, Сергею Довгалю, Александру Каменцу.

В следующем номере — новые знакомства с молодыми режиссерами. Партнеры «Зеркала Сцены» — Национальный союз театральных деятелей Украины и Фестиваль молодой режиссуры им. Леся Курбаса.

Фото с официальных сайтов театров и Facebook.

Источник

Добавить комментарий