Британский режиссер Джонатан Банатвала: «Шекспир предупреждал политиков о цене их танков и бомб»

Британський режисер Джонатан Банатвала:  "Шекспір попереджав політиків  про ціну їхніх танків і бомб"

В Киеве продолжается работа над международным театральным проектом «Троил и Крессіда» по пьесе Уильяма Шекспира. Проект реализуется в контексте чествования памяти Великого Барда: в этом году исполняется 400 лет, как не стало гениального драматурга.

Над шекспировской пьесой в Киевском театре на Подоле работает британский режиссер Джонатан Банатвала. Вокруг него объединились актеры не только с Подола, но и из других театров столицы. Особенность будущего спектакля в том, что это сценическое первопрочтения шекспировской пьесы в Украине.

«Троил и Крессіда» — одна из самых загадочных и самых сложных шекспировских историй. Герои — греки и троянцы — связаны родственными узами, но ожесточенно воюют друг против друга почти 7 лет. Будто поводом к бессмысленной войны становится Прекрасная Елена, что находится в Трое.

Пьесу датировано 1602, но Шекспир так гениально сквозит человеческую природу, что его герои и его коллизии всегда органические в разных исторических срезах.

Кроме Киевского Театра на Подоле, к сотрудничеству над сценическим проектом «Троил и Крессіда» присоединились Министерство иностранных дел Великобритании, London South Bank Universiti, театральная компания Moving Theatre, Фонд Богдана Ступки, юридический партнер — компания LCF. Среди исполнителей ролей в спектакле Джонатана Банатвала — Остап Ступка, Сергей Сипливый.

***

— Первопрочтения «Троїла и Кресіди» Шекспира на сценических подмостках Украины — шаг важный, почти исторический. Чем вызван выбор именно этой пьесы, ведь у Шекспира есть из чего выбирать, есть и другие мало «раскрученные» произведения.

— Каждое новое произведение, работу над которым начинаешь, это всегда будто источник жизненной силы, такая себе «живительная кровь». Для режиссера — большая радость, когда разделяешь со зрителем счастье первого знакомства с таким произведением. В театре этот процесс особенно захватывающий, волнующий. Тем более когда литературная основа — сам Шекспир.

Действительно, даже в Великобритании «Троил и Крессіда» — пьеса, выполняется не так часто. Хотя со второй половины ХХ века. к ней все-таки стали больше обращаться.

Возможно, для этого появились объективные причины. Возможно, сама Великобритания стала честной сама перед собой. То есть наша страна продемонстрировала готовность искать честные ответы на откровенные вопросы — о участие в различных конфликтах, в различных исторических катаклизмах. То пакты, подписанные со Сталиным в Ялте. То ли наши действия в Северной Ирландии. То Фолкленды, Персидский залив, Афганистан. То ли недавнее решение о воздушные атаки на Сирию…

Так вот в этом плане, на мой взгляд, именно «Троил и Крессіда» выделяется на фоне многих других шекспировских произведений как острая и уместна история.

Это иногда грубый, достаточно строгий произведение, которое рассказывает о сугубо человеческую цену в военных действиях. Когда каждая из воюющих сторон верит в то, что такие действия могут быть оправданными, необходимыми.

Эта пьеса — о количестве жертв войны, о причинах различных войн. «За каждую каплю ее порочной крови не один грек положил жизнь. За каждый грамм ее развратной плоти умер не один троянец».

Возможно, не следует торопиться, акцентируя внимание на том, что «Троил и Крессіда» — сугубо пацифистская пьеса. Зато эта пьеса говорит правду власти в разные эпохи. Эта пьеса Шекспира напоминает политикам о цене их танков и бомб… За которыми — оторванные конечности, разрушена психика.

«Троил» — прекрасный и беспощадный подарок нашим современникам Шекспира. Это его страшное напоминание любой нации, замкнутой в своих конфликтах, о трагических последствиях таких конфликтов…

— Уместны ли параллели в вашей предстоящем спектакле: троянская война у Шекспира — нынешняя война на востоке Украины? Такие параллели имеют какое-то значение для вашей концепции?

— Возможно, озвученные параллели и на поверхности, но я демонстративно дистанціююся от таких вопросов. Сейчас говорим чисто о цене военного конфликта, который разделяет семьи, нации, народы. И, возможно, стоит говорить о понимании, которое помогает решению конфликтов и ведет к примирению.

— Историки театра спорят относительно жанра «Троїла и Крессиды» — трагедия, драма, трагикомедия. Какой жанр ближе вам?

Мне иногда кажется, что эта пьеса вообще игнорирует жанровую категоризацию. Ее нельзя со всей уверенностью назвать «трагедией». Потому что смерть Гектора оставляет много вопросов. И, по мнению Ахилла (заклятого оппонента Гектора), именно «героям» нет места в выигрышных войнах.

Возможно, такая мысль и является тем уникальным, что делает пьесу Шекспира о давние военные действия — современной. Ахилл — герой, однако он победитель. Но и это не делает шекспировский произведение комедией, скажем.

Хотя у Шекспира есть много смешных моментов. И если воспринимать «Троїла» как комедию, то, скорее, это могла бы быть комедия в стиле Квентина Тарантино.

Для меня мастерство Шекспира прежде всего в том, что он заставляет нас понять, какие чувства вызывает у человека война. Не только на примерах Ахилла и Гектора, но и через призму сексуальной измены.

Представьте, в нашей постановке порядочная русскоязычная девушка переходит грань, оставляет своего возлюбленного; в отчаянии начинает любовные отношения уже с русскоязычным офицером… Что же это за жанр? Драма?

— Вспомните свой личный творческий опыт постижения Шекспира — первые впечатления от его произведений… над которой из его пьес приходилось работать раньше?

— Я оставил Шекспира много лет назад. В Британии вдоволь других режиссеров, которые создавали великолепные постановки на основе его пьес.

Но возвращение к Шекспиру именно теперь — это что-то вроде нового открытия. То, что Шекспир в своих пьесах говорит о любой период, и его слова всегда, по сути, современные, — аксиома.

Пьеса написана 400 лет назад (о девушке, которая имеет первые сексуальные отношения со своим парнем, а потом — с другим солдатом, а затем каждый из этих мужчин уже на следующий день может погибнуть в бою), — это отражение истории, которая была, есть, будет. И если Шекспир понимает, как оно — быть девушкой Крессідою, то он же понимает и Троїла, то есть его гневные ревность, которые все мы испытываем, сталкиваясь с предательством.

В свое время я обращался к «Троїла» в Грузии. И именно в Грузии одна актриса, которая играла Крессіду, сказала мне во время репетиции: «Порядочная грузинская девушка не решилась бы на такой шаг, как шекспировская героиня…».

С другой стороны, Шекспир в своей пьесе дает нам образ политической династии, семью Приама. И мы видим достаточно узнаваемый семейный политический прообраз — возможно, клана Кеннеди?

Как на меня, именно семейные отношения Шекспир раскрывает как нельзя лучше. И не следует говорить, что в 1600 г. семейные отношения были совершенно «другими». Посмотрите на отношения Андромахи и Гектора как мужа и жены. Во время репетиций соглашаемся с актерами, и мы неоднократно бывали в похожих ситуациях.

Или же нежное отношение Гектора к своей сестре — похоже на отношения Лаэрта с Офелией. Или же любовь родителей и детей, что видим во всех его пьесах.

Во время репетиции актеры спрашивают меня об особенностях произношения стихотворных строк Шекспира. Но дело в том, что его стихотворные строки — это такой себе мощно легкое прикосновение в английском языке. Вы почти не замечаете его, когда он есть. Однако он помогает режиссеру и актерам в процессе мышления, в ударениях.

— Ваши впечатления от сотрудничества с украинскими актерами. Что их объединяет с британскими актерами?

— Все-таки между ними гораздо больше общего, чем отличного. Та же щедрость души, желание работать сверх меры. Всегда найдется один актер, который так же, как в Великобритании, поставит мне какой-то существенный вопрос, на который сразу не найду ответа и даже боюсь услышать.

Общность также — в провокационности идей, которые рождаются во время репетиций.

И, конечно, есть общие тревоги и слабые места во время работы актеров над текстом.

Различия, в свою очередь, тоже заметны. Метод Станиславского в Украине доминирует. Есть тенденция, особенно среди молодых, продумать каждый шаг и каждый жест, прежде чем ступить на сцену. Возможно, британские актеры относятся к авторам уровня Шекспира с меньшим пиететом. И это понятно, ведь мы живем с ним рядом уже долгое время.

Одно из моих заданий для авторов — убедить их отбросить строки». То есть говорить текст легко, без тяжелого демонстративного обдумывания, какого-то явного ударения…

Актеры, с которыми я работал в Великобритании, кажется, иногда чувствуют себя комфортнее в репетиционном процессе, постоянно провоцируя определенные культурные, социальные, политические параллели. То есть постоянно «включая» Шекспира в современность.

Шекспир уже давно всматривается в зеркало современности. И, представьте, видит там разное, даже современные угрозы террористических атак, а также других конфликтов, которыми живет нынешний мир.

Источник.

Добавить комментарий