Бриллиантовый отблеск эпохи — «Аббатство Даунтон»

0
142

Діамантовий відблиск епохи — "Абатство Даунтон"

 

На днях Соединенное Королевство отпраздновало Рождество — то радостное время, когда лондонская Оксфорд-стрит сияет праздничным убранством столичных мегасторів и висящих зонтов-иллюминаций, а на шумных корпоративных вечеринках рекой льется шампанское.

Впрочем, уже в Сочельник улицы обезлюділи, а каждый дом не только веселили рождественские песни-колядки, но и наполнил своеобразный аромат праздничных дровишек (юл-лог), что медленно тлеют в камине. Семьи собрались за столом, смакуя запеченным гусем или индейкой, брюссельской капустой и маринованным шотландским лососем. После десерта — традиционного рождественского пудинга, подогретого огнем немного горящего коньяка, все переместились к телевизору — в эти дни транслировали лучшие телепрограммы.

И многие ждал «Аббатство Даунтон», уже шестой год подряд телевидение дарит своим зрителям — сериал настолько популярен, что отдельные его серии только в Британии собирали до 12 млн. зрителей! Но в этот раз обязательный рождественский сюжет фильма знаменовал его завершения.

«Аббатство Даунтон» — настоящий телевизионный подарок как для британцев, так и для всех зрителей-англофилов. Историческая мелодрама, которая стала заметным явлением в современном киномире, рассказывает о аристократическую семью, которая жила сто лет назад в Англии, про их будни и праздники, традиции и манеры. Казалось бы, неужели в семье наберется столько интересных историй, чтобы о них можно было снять целый сериал? И их не только хватило, они держали внимание зрителей по обе стороны Атлантики шесть сезонов. Семейную сагу, не пропуская ни одной серии, смотрели королева Елизавета II, герцог и герцогиня Кембриджские (Уильям и Кейт), Мишель Обама, Опра Уинфри, Том Хэнкс, Гаріссон Форд, Бейонсе и еще сотни мировых знаменитостей.

Ґрентеми как зеркало эпохи

…Леди Кора с мужем Робертом Кроули (лордом Ґрентемом) провели его кузена Джеймса на пароход до Нью-Йорка и, дождавшись, когда он отчалит из Саутгемптона, отправились в Лондон, чтобы оттуда поездом добраться до родового имения Даунтон в Йоркшире. За окном — теплый апрель 1912 года. За несколько дней с утренним кофе леди Коре принесли свежую газету. В глазах Роберта, зашел в комнату, она прочитала какую-то не понятную ей тревогу. «Что случилось?» — удивилась леди Ґрентем. Мужчина ничего не ответил, лишь указал глазами на газету: первая страница вопила огромным заголовком: «У берегов Лабрадора затонул пароход «Титаник». Кора побледнела… Джеймс Кроули с сыном Патриком — не просто пассажиры этого корабля: Джеймс был владельцем их роскошного аббатства Даунтон, а Патрик — помолвлен с их старшей дочкой Мэри…

Так драматично начинается семейная историко-политическая киноэпопея.

Аббатство Даунтон — большое имение состоятельного английского лорда Ґрентема в графстве Йоркшир. Точнее, до недавнего времени благополучной, потому что теперь он ломает голову: как сохранить дворец, земли, остаток денег, репутацию, семью и душевный покой. Выживет умнее и богаче.

Кора — имеющая деньги американка, которая приехала в Британию искать себе достойного мужа. А семья Роберта именно имела серьезные проблемы с уплатой долгов за Даунтон. Тогда они и договорились: английский аристократ женится на девушке с солидным приданым, что спасает весь его имение и всю семью. И вот почти тридцать лет они живут счастливо, хотя не сразу все было хорошо — Робертова мать имела относительно американской невестки немало предубеждений. И как давно уже это было…

Со времени выхода в 2010 г. на экраны сериал получал многочисленные отличия британских и американских кино — и телеакадемій, а после второго сезона они посыпались обильным дождем (44 награды, среди которых
11 «Эмми», 3 — «Голден Ґлоуб», 2 — «Бафта») за сценарий, режиссуру, игру актеров, костюмы, декорации. А главное — за его увлекательный сюжет: немного приключений и интриг на верхних этажах дворца и внизу, на этаже прислуги; попытки самоубийства, зависть, ревность; немного мелодрам, приправленных то пылкой любви, то неожиданной потерей, то мудрой бабушкиной советом или острым ее словечком. Все это происходит в освещенных яркими люстрами и свечами в старинных канделябрах роскошных залах старинного замка, в лондонских квартирах, правительственных кабинетах и даже Букингемском дворце.

Здесь вспоминают не только о «Титанике», но и про Первую мировую войну — ведь в Британии еще до недавнего времени жили несколько участников этой мировой трагедии. На фронт тогда шли все молодые мужчины, независимо от их статуса — пошел и племянник лорда Ґрентема Мэтью Кроули (как и единственный сын пылкого сторонника империи, политика и известного сказочника Редьярда Киплинга). В сериале переплелись любовь и политика, бедность и богатство, проблемы в коридорах, большие деньги и банкротство, английская бережливость и благотворительность, тяжелые болезни, большие надежды и таких же масштабов потери. И несмотря на все политические перипетии и властные скандалы зрители с нетерпением ждут, чем закончится откровенный флирт старшей дочери Ґрентемів леди Мэри с турецким дипломатом-красавцем Кемалем Памуком, который прибыл в Лондон на переговоры о независимости Албании. Памук с лондонским приятелем приезжают в Даунтон охотиться на лис… В Англии охоты — особое шоу, когда в ярко-красных камзолах с золотыми пуговицами с белыми манишками и в черных цилиндрах выезжает на конях с десяток охотников, а рядом несется стая гончих.

В семье Кроули три дочери на выданье — Мэри, Эдит и Сибіл. Все такие разные… Каждая стремится удачно выйти замуж и иметь собственную семью, но даже у аристократов не все идет как по нотам. Старшая сестра леди Мэри всегда хочет играть первую скрипку. Добрая, но внешне сухая и холодная, немного с мужскими манерами и обостренным чувством справедливости, она никому и ничего не попускает, в том числе и собственным сестрам. И даже когда через ее принципы ломается личная жизнь сестер, ничто не сможет остановить Мэри …

Сериал стал этапной работой известных английских и американских актеров Мэгги Смит (Вайолет Кроули, графиня-вдова, мать Роберта), Элизабет Макґоверн (Кора, жена Роберта), Хью Бонневіля (Роберт Кроули), а также вывел на мировую кіноарену молодых лондонских актеров Мишель Докери (леди Мэри), Дэна Стивенса (Мэтью Кроули) и других.

Без него не было бы Даунтона…

…как не было бы душераздирающих страстей, интриг, невосполнимых потерь, боев в Нормандии, волнующих поездок из провинции в Лондон, рождений и смертей, даже добрых отношений между хозяевами и слугами — всех ежедневных забот состоятельных семей начала прошлого века. 12-летний период жизни, воспроизведенный в «Аббатстве Даунтон» — это не только «Титаник» и Первая мировая, но и кризис английской аристократии и ее неминуемом банкротстве, социальные и революционные движения. Плюс начало эры автомобилей, радио, телефонов, первых кухонных миксеров и конец эры графских камердинеров. Незыблемые же — лишь традиции английских чайных церемоний, безупречные смокинги и идеально расставлен изысканный посуда на обеденном столе.

А подарил миру вымышленное аббатство Даунтон сценарист и чрезвычайно эрудированный человек — Джулиан Феллоуз. Он изучал английскую литературу в Кембридже, играл в драматической студии. Сцена ему так понравилась, что вскоре он окончил еще и Академию драматического искусства в Лондоне. А потом в его жизни было десять американских лет и неудержимое желание покорить Голливуд. Поскольку эта амбициозная мечта не удалась, Джулиан решил вернуться домой. В Лондоне он играл в театре и теледрамах на Би-Би-Си, писал сценарии для детских передач и мюзиклов, которые с успехом шли в Вест-энде, на Бродвее в Нью-Йорке, даже стал ведущим передачи о загадочные убийства.

А параллельно с этим пишет сценарии, фильмы по которым приобретают мировую славу: «Ярмарка тщеславия», «Ромео и Джульетта», «Молодая Виктория», «Турист». Бесспорно, это успех. И успешность человека заключается не только в ее талантах — иногда это свидетельство того, какие сложные препятствия ей удалось одолеть. «Сражайся лишь за самое важное», — говорила Джулиану мама, когда он спрашивал ее совета.

Сценарии — не единственное творческое кіноамплуа Феллоуза, он — режиссер двух фильмов, актер («Завтра не наступит никогда» (бондиана), «Ущерб», «Петр и Павел», «Джейн Эйр» и десятка два других). Недавно киномастер издал два романа — «Снобы» и «Несовершенное прошлое», а в 1970-е — несколько романтических повестей под псевдонимом Ребекка Гревилль. Сейчас барон Феллоуз — член Палаты лордов Британского парламента, имеет фамильный герб. А еще он входит в советы благотворительных фондов, которые помогают хоспісам, занимаются детьми военных, людьми пожилого возраста с диагнозом болезнь Альцгеймера, рак груди и др.

На днях Дж.Феллоуз получил очередную награду за «Аббатство Даунтон» — Международную премию «Эмми». И начинает работу над новым амбициозным творческим проектом — канал NBC (США) заказал ему сценарий фильма о «Позолоченную эпоху» — эпоху первых американских миллионеров конца XIX века.: Дж.Рокфеллера, Дж.П.Моргана, К.Вандербильта, Е.Карнеги, Г.Форда — людей, которые создали Америку такой, какой она есть сейчас.

50 серий Гайклера

События вымышленного «Аббатства Даунтон» происходят в реальном английском замке Гайклер (графство Беркшир). Замок мог появиться в кино еще лет 13 назад, в фильме «Ґосфорд-парк», однако тогда выбрали Ротем — имение неподалеку. И Гайклер таки дождался своего звездного часа, чтобы стать известным на весь мир аббатством Даунтон и появиться не в одной серии, а в 50-х.

Почти 800 лет эта средневековая постройка служила резиденцией епископов города Винчестер. 1679 г. ее выкупил первый граф Карнарвон. В 1839-го граф Карнарвон III начал серьезную реконструкцию замка, которая длилась три года и для которой пригласили известного архитектора сэра Чарлза Барри — того самого, который реконструировал в Лондоне здание парламента, автора башни Биг-Бен. После завершения работ замок с массивной надстройкой-«короной», который с тех пор называется Гайклер, считается жемчужиной викторианской архитектуры. В течение последующих ста лет он станет местом, где будет собираться британская политическая знать (тогдашний граф Карнарвон IV был членом парламента, министром в правительстве Дизраэли). Во время Первой мировой войны в замке обустроили военный госпиталь, а во время Второй — приют для эвакуированных детей.

Діамантовий відблиск епохи — "Абатство Даунтон"

Сцены «Даунтона» снимали в музыкальном зале Гайклера с фламандскими гобеленами на стенах, со столом из красного дерева и кресло, принадлежавшие когда-то Наполеону Бонапарту, и в Большой столовой с портретом короля Карла i работы Ван Дейка и картинами художников фламандского барокко. А для разговоров лучшим местом была библиотека, созданная еще в начале ХVI ст., которая насчитывает более пяти тыс. книг. Лорд и леди Карнарвон открыли двери своего дворца для всего мира — в 120 странах сериал посмотрели миллионы зрителей.

Лет пять назад хотел выкупить замок известный композитор Эндрю Ллойд Уэббер (автор известных мюзиклов «Иисус Христос — суперзвезда», «Призрак оперы», «Эвита» и др.), который с семьей живет во дворце неподалеку, а в Гайклері хотел обустроить картинную галерею для своей художественной коллекции. И Карнарвони отказали, хотя король мюзикла готов был заплатить почти 140 млн фунтов стерлингов. «Дворец не продается», — твердо ответил хозяин.

Во время моих посещений Гайклера вокруг в сочной зелени пышно буйствовали желтые нарциссы — стояла весенняя пора, тихо шумели кедры. Переступив порог дворца, попадаешь в сказку: парадный вход — просторный зал с высокой аркоподібною каменным потолком и высокими колоннами из вишневого и голубого мрамора, изысканной лепкой на потолке. Элегантно обшиты шелком просторные залы Гайклера завораживают старинной мебелью, картинами в тяжелых рамах, массивными вазами и каминами. Всего дворец насчитывает 300 комнат, 40 из которых — спальни.

На стене одного из широких коридоров замечаю под стеклом страницу лондонской газеты за декабрь 1936 г. В короткой заметке говорится про будущую королеву. И она еще этого не знает. 10-летнюю Лилибет Виндзор, что играла с подругами, позвала мама. Девочка прибежала и уже хотела снова бежать — там же все ждут.

— Лилибет, — взяла ее за плечи мама. — Остановись на минутку и послушай, что я тебе сейчас скажу. Доченька, я хочу, чтобы ты знала: когда вырастешь, станешь королевой. А сейчас беги себе, играй, потому что это будет не завтра, но произойдет непременно.

Девочка побежала к детям. Она была еще слишком мала и не знала, что в тот день отрекся от престола ее дядя король Эдвард VIII, потому что предпочел любви к Уоллис Симпсон, а не трона. Поэтому младший брат Эдварда, ее отец, взошел на престол и стал королем Георгом VI, а она (как его старшая дочь) когда то перенять монарший скипетр и занять трон. Разве она представляла, что уже через 16 лет ее торжественно коронуватимуть в Вестминстере? А вскоре королева станет крестной матерью новорожденного Джорджа Герберта, графа Карнарвона VIII, нынешнего владельца Гайклера. Кстати, королева Елизавета II смотрит сериал не просто как зритель, а как придирчивый критик, комментируя те или иные огрехи — Гайклер она знает очень хорошо, ибо не раз здесь гостила.

В подвальном помещении замка еще одна уникальная достопримечательность — египетская коллекция. В начале ХХ века. граф Карнарвон V провел почти 16 лет в Египте, исследуя территории возле Луксора, в Долине царей. Это они с археологом Говардом Картером в 1922 г. нашли гробницу фараона Тутанхамона и первыми вошли в нее: «О Боже, здесь сплошное золото!» — плеснула в ладоши дочь графа леди Эвелин. Однако то открытие только для истории было счастливым, для графа же стало роковым — за полгода он умер от укуса комара, который вызвал заражение крови. Тогда все сказали: «Это — проклятие Тутанхамона».

После смерти графа его вдова леди Алміна (о которой восторженно отзывался романист Ивлин Во) продала египетскую коллекцию и 60 артефактов из гробницы Тутанхамона музея «Метрополитен» в Нью-Йорке. Но не всю — часть осталась в Гайклері. Недавно во дворце отметили 90 летие со дня крупнейшей исторической находки прошлого века.

Кинодраму из жизни английской аристократии снимали в замке Гайклер еще и потому, что Дж.Феллоуз писал «Даунтон» именно для него — родового имения своих добрых приятелей Джорджа и Фионы Герберт, лорд и леди Карнарвон. Здесь сэр Джулиан с женой леди Эммой не раз обедали в той самой Большой столовой, проводили время в музыкальной комнате и в той самой большой библиотеке. Только без лорда и леди Ґрентемів и без графини-вдовы леди Вайолет…

Ходячая мудрость

Мать Роберта и Розамунди леди Вайолет графиня Ґрентем — особый персонаж этой драмы. Подчеркнуто вежливая, сдержанная, со вкусом одета соответственно возрасту, она приезжает к дворцу, как правило, на ужин или для решения важных вопросов. Другим временем помогает местному госпиталю, а на досуге немного сплетничает с подругами. Кстати, в фильме она самая мудрая лицо. Порой немного надоедливая, леди Вайолет почти всегда прав. «Если выбирать между принципами и логикой, то я — за принципы», — говорит она.

Графиня безгранично (но по-английски сдержанно) любит трех взрослых внучек — Мэри, Эдит и Сибіл, которые делятся с ней своими девичьими тайнами, зная, что бабушка никогда не предаст. Без осведомленности графини-вдовы в Даунтоні не происходит ничего, даже вполне тайного. Интересуетесь, как дела в треугольнике Кора—Роберт—Вайолет? Лорд Ґрентем проявляет чудеса дипломатии, чтобы быть и хорошим сыном для матери, и любящим мужем для Коры, хранить любовь и тепло в родных женщин.

Леди Вайолет всегда имеет собственное мнение относительно определенных событий, лиц или вещей и нередко высказывает ее вслух. Это звучит так же деликатно, как укол прикрытой легким шелком острой шпилькой — ткань очень поможет? В изысканной и благородной манере графиня расставляет все на свои места: «Пошлость еще никогда не была свидетельством большого ума» (взрослой внучке), или: «Смотри, не замерзни на вершине своей самооценки» (приятельнице Изобель Кроули). За шесть сезонов уложился целый словарь афоризмов леди Вайолет. Или, может, это мысли самого Дж.Феллоуза? И из уст английской аристократки они звучат, бесспорно, убедительнее. Кстати, отдельные черты графини сценарист списал со своей тети Айси.

Известная актриса Мэгги Смит, которая сыграла графиню, — счастливый талисман Дж.Феллоуза. Она работала с ним в трех фильмах, которые получили наивысшую оценку. (Зрители помнят М.Смит в роли профессора Минервы в фильмах о Гарри Поттере. — А.В.) На съемочной площадке между ними установилось полное взаимопонимание: Мэгги правильно чувствует задуманные автором оттенки сюжета, ее слова в кадре всегда звучат наиболее сообразно ситуации. А как она смогла передать горе от потери внуки Сибіл: не словами, не жестами — опираясь на палочку, графиня одиноко идет через всю большую залу…

Это в ее честь этим летом (только не падайте!) королева Елизавета II устроила прием в Виндзорском дворце! В честь гениальной актрисы, в честь Дамы — командора Британской империи.

А началось творческое сотрудничество Н.Смит с Дж.Феллоузом еще в фильме «Ґосфорд-парк» (по сути, генеральной репетиции «Аббатства Даунтон»), к которому тогда весьма скептически отнеслись американские коллеги сценариста. И их скепсис оказался неуместным — 2002 г. Феллоуз получил «Оскара» за лучший сценарий, а сам фильм был выдвинут еще в восьми номинациях. Золотая статуэтка Американской киноакадемии оказалась для англичанина неожиданной — он даже не подготовил короткой речи, что ее произносят при вручении, лишь сказал: «Боже, благослови Америку!». Он просто не мог поверить, что стоит на сцене рядом с актрисами Вупи Ґолдберг и Ґвінет Пэлтроу! Тем «Оскаром» начиналось мировое признание Дж.Феллоуза как первоклассного мастера кино.

Манеры Даунтона

В британском сериале много кто откроет для себя мир аристократии и настоящей элиты. И за тем, чтобы в кадре все было в соответствии с тогдашними стандартами, следил исторический консультант Аластер Брюс: только с его разрешения в фильме стояли, разговаривали, носили определенную одежду, ездили машины, вели политические дискуссии и устраивали принятия.

Діамантовий відблиск епохи — "Абатство Даунтон"

Для А.Брюса, давнего приятеля Дж.Феллоуза и потомка шотландского короля XIV века. Роберта Брюса, история стала важной частью жизни. Она даже привела его в Букингемский дворец, где он долгое время служил геральдом (глашатаем — лицом, которое сообщает королю, кто прибыл на аудиенцию). Кстати, именно А.Брюс убедил Елизавету II в честь 60-летия ее правления сделать известный фотопортрет в темном бархатном плаще-накидке на фоне шотландской природы возле дворца Балморал.

Эксперт в области государственного и монаршего протокола, Брюс консультировал Дж.Феллоуза в фильмах «Ґосфорд-парк» и «Молодая Виктория». Так, в фильме про Викторию в разговорах королевы с министрами, родственниками или слугами звучат реальные фразы — те слова взяты из воспоминаний служителей дворца, из документов ее правления и личных писем — достаточно было лишь обратиться к Королевского архива, где хранятся многочисленные свидетельства о всех британских монархов. Так сделали и когда на бал дебютанток до Букингемского дворца собиралась племянница лорда Ґрентема Роузи — ее должны были представить королю Георгу V. Аластер Брюс нашел в архиве Виндзорского дворца не только настоящее приглашение на бал 1923 г., но и памятку с требованиями к дебютанток: какими должны быть платья, перчатки и макияж, чем украсить прическу. И историческая корректность проявляется не только в важных сценах, но и в мелочах. Вот, например, во время съемок гости разговаривают сидя на диване. Рядом на столике — стакан воды. «Это невозможно», — возражает А.Брюс, потому что в 20-е в Англии это могла быть только чашка чая, вода появится аж в 50-х. Как не употребляли в те времена и популярного ныне слова «уик-энд»! Бесспорно, такая точность в рассказе о событиях столетней давности придает сериалу большей достоверности и ценности.

«Даунтон» — это и демонстрация ретро-манер и этикета тогдашнего общества. Так, девушка из аристократической семьи обязана быть вежливой всегда, потому что иначе о ее не совсем достойное поведение узнают в Лондоне, и она не только опозорит себя и свою семью, но и не будет иметь шансов успешно выйти замуж за человека из своего круга. Хотя не все придерживались этих правил…

Прекрасной возможностью поучиться этикету стали в фильме изысканные застолья во дворце. В аристократических семьях женщины на ужин выходили обязательно в длинном платье с драгоценными украшениями и длинных перчатках. «Иначе мы будем выглядеть будто дикари с острова Борнео», — объясняет леди Вайолет. Надевать диадему могла только замужняя женщина. Муж приходил на ужин в безупречном смокинге и накрахмаленной белоснежной рубашке, потому твидовый костюм одевали разве что на прогулку или охоту. Кстати, если человек два дня подряд появлялся в той же рубашке — значит, у него какие-то проблемы: финансовые затруднения, не ночует дома или не имеет собственного камердинера.

И вот семья садится за стол. Тарелки, бокалы, серебряные вилки и ножи лежат на столе как под линейку и на одинаковом расстоянии друг от друга. За столом женщина должна сидеть ровно, ни в коем случае не опираясь на спинку стула. На коленях, под салфеткой — перчатки и сумочка. Но она положит их только после того, как снимет свои перчатки хозяйка. Локти нельзя класть на стол. За столом не разговаривают о деньгах, работе, политике, сексе, здоровье и религию.

Были четкие правила: когда разрешается съесть с тарелки первую ложку супа; кто может вступать в разговор сам, а кому стоит подождать, пока его не спросят. Возможно, в тех манерах и слишком много формальностей, но, кажется, и в наше время не помешало бы учить людей этикету.

Ужин в Даунтоні состояла из семи блюд и была весьма экстравагантной: лососевый мусс или креветки, салат из сыра стилтон с фигами, суп из цветной капусты или голубого сыра, суфле из почек, оленьи отбивные или кролик под соусом бешамель, пастуший пирог и, конечно же, йоркширский пудинг и эклеры. Из погребов доставали бордо и шардоне, виски предлагали только после десерта.

Прислуга подходила сзади к каждому, предлагая серебряный поднос с яствами правой рукой и держа левую за спиной. Каждый сам клал кушанье себе на тарелку. Вам очень подходит нежный ростбиф и захотелось еще кусочек? Простите, но у аристократов не принято просить добавки. Как не принято и нахваливать — потому что готовила не хозяйка, а повариха. Важно также помнить, что суфле — не десерт, а сладкое блюдо, на десерт будут фрукты (их, как и бананы, ели вилкой) и шери. О, и наливать в чашку молоко раньше за чай тоже считалось серьезным вызовом учтивости.

В высших кругах было дурным тоном демонстрировать эмоции, каким бы вулканом они бушевали внутри, — только сдержанность. Даже в самый драматический для леди Мэри момент она — сухая и холодная — не потому, что равнодушна, просто ее так воспитывали.

Аристократические манеры обитателей Даунтона удачно подчеркивает изысканный наряд. За сериалом с интересом изучаем женскую моду 10-20-х гг. ХХ ст. — прямые длинные платья, нередко с вышивкой по шелку, строгие твидовые костюмы, иногда с узкими брюками (женщины же ездили верхом и ходили на охоту). И конечно же, шляпки: они различны для младших и старших, для богатых и бедных, с цветами и перьями, но всегда украшают и облагораживают каждую женщину.

«Даунтон» сегодня

А как живется настоящим, а не киношным жителям Гайклера? Владельцы замка лорд и леди Карнарвон — современные аристократы. Конечно, они посещают балы, куда появляются (совсем как в кино) торжественно одетые, в дорогих украшениях, но по будням граф не устает работать на земле, а графиня (время взобравшись на капот своего джипа) большими садовыми ножницами обрезает сухие ветки с деревьев возле дворца, сажает цветы на клумбах или пишет очередную книгу (написала три книги по истории Гайклера. — А.В.). У них есть обслуга (почти сотня работников — кухарки, садовники, водители и тому подобное), но хозяйство настолько велико, что хозяевам приходится выполнять не только церемонійну миссию, но и черновую работу во дворце.

— Леди Карнарвон, после шести лет съемок, вы, наверное, и до сих пор чувствуете себя в Даунтоні? — спрашиваю у приветливой хозяйки замка Фионы Герберт (леди Карнарвон).

— Те несколько лет были просто захватывающие! Даунтон обозначил наш дом Гайклер на карте мира. Семья моего мужа живет здесь с 1679 г., а само здание существует с 749-го! Так странно, что люди едут до нашего имения, чтобы побывать в Даунтоні, — но теперь эти два мира здесь так переплелись…

— А из чего состоит рабочий день современной аристократии?

— Мы были достаточно загружены и до начала съемок «Даунтона», но сегодня… Ведь интерес к Гайклера просто бешеный. (Дворец ежегодно посещают 60 тыс. туристов, а билеты выкуплены на полгода вперед! — А.В.)

Утром я залагоджую все, что необходимо, во дворце, делаю записи в дневнике, встречаюсь с организаторами различных мероприятий. Потом берусь за хозяйственных дел. Ремонт различных частей Гайклера требует много времени — встречаюсь со строителями, поставщиками. Еще у нас есть ферма, где работает преимущественно мужчина. Он также проводит встречи в Лондоне — потому что мы принимаем участие в различных бизнес-проектах и благотворительных акциях. А после всего я еще и пытаюсь что-то писать! Кроме того, мы любим цветы и с удовольствием работаем в цветниках.

Цветок мог бы стать символом Гайклера?

— Цветники — такая прекрасная возможность для работы и отдыха. Впрочем, Гайклер больше известен своими кедрами, экзотическими деревьями, саженцы которых привезли сюда из Ливана 250 лет назад. Кедры — это же символ величия, они упоминаются еще в Библии, ими увлекались древние египтяне. Эти деревья напоминают нам и о графа Карнарвона V, который в 1922 г. открыл гробницу Тутанхамона. Поэтому символом этого замка мог бы стать кедр.

— Каждую серию прогулкой мимо столетние кедры начинает лабрадор — это ваш?

— У меня действительно есть трое желтых красавцев-лабрадоров, но в фильме ни один из них не снимался. (Улыбается.)

Окунись в Рождественскую сказку

Дворец Гайклер, как и все Соединенное Королевство, отпраздновал Рождество, когда запряженные оленями сани Санта Клауса взлетали в ночное небо, когда отовсюду звучали колокольчики, а взрослые и малыши ждали не только подарков под елкой, но и некой сказки. И она пришла к ним специальным рождественским выпуском сериала, настолько искреннего и нефальшивого, что зрители восприняли его как вполне реальную историю, случившуюся где-то в соседнем графстве. Возможно потому, что не все события были выдуманы, часть из них взяты из жизни лорда Карнарвона VII и его жены-американки Кэтрин. А еще очень талантливо сыграли актеры — исполнители и первых, и вторых ролей. Кстати, некоторые из них оказались выпускниками школ не только актерских: в Г.Бонневіля, Д.Стивенса, Г.Кэссиди (Филлис) за плечами Кембридж, Дж.Картера (Карсон), М.Ґуда (Генри Талбот, новый муж Мэри) — другие британские университеты, а в Г.Джеймса-Колье (Томас) — даже два. В фильме нет ничего лишнего — ни действий, ни пустых диалогов, здесь все имеет свой смысл; поэтому и смотришь его на одном дыхании.

— Когда я читал сценарий последнего сезона, — рассказал исполнитель главной роли Хью Бонневиль, — даже немного расчувствовался. Таких сценариев и такой роли в моей жизни больше не будет — это уникальная возможность, какими мучительными были периоды съемок.

Одна из самых больших трагедий этой мелодрамы — автокатастрофа, в которую попадает главный герой Мэтью. Став владельцем огромного аббатства, он уходит на фронт; после серьезного ранения и травмы позвоночника, почти в полной безысходности, таки находит в себе жизненную силу. Впоследствии на Рождество он предложит руку и сердце любимой леди Мэри. И за полтора года, в момент, когда судьба осчастливила их первенцем Джорджем, все и произошло… Зрители даже писали обиженные письма создателям фильма: почему так жестоко обошлись с ними (эта серия пришлась на Рождество), как можно было испортить сказку?

И разве сказку можно испортить?

За праздничным столом в Большой столовой Даунтона снова собралась семья Кроули, вступая в год 1926-й. Сочельник в Королевстве — это не только мелодичная колядка «Тихая ночь», наш «Щедрик» и бодрые «Джингл-белз», но и пышное угощение. И кухарка миссис Петмор приготовила почти сказочные блюда — фуа-гра, суп из черепахи, печеную форель, жареных фазанов, маринованные артишоки и на десерт — фирменное даунтонську шоколадную шарлотку с фруктами. А в бокалах на столе играет цветами отстоявшееся бордо урожая 1912 г., вкус которого, как и события в сериале «Аббатство Даунтон», надолго оставили свой неповторимый насыщенный букет.

Источник.