Бешеный Гамлет

Скажений Гамлет

dramteatr.if.ua

«Люди, которые голосуют за неудачников, воров, предателей и мошенников,,
не являются их жертвами. Они соучастники…»
Джордж Оруэлл

ZN.UA

Скажений Гамлет

@zn_ua

Читайте @zn_ua

Я уже с ZN.ua

На Западе Украины продолжаются эксперименты над «Гамлетом».Шекспира. Как уже приходилось писать ранее, почти одновременно было заявлено постановки на основе крупной пьесы в Ужгороде, Львове, Ивано-Франковске. На Закарпатье премьера состоялась 2016-го. Во Львове — только готовится. А в Ивано-Франковске популярного театрального героя Земли недавно сыграли в подземелье. Первые показы андеґраундної неоОпери «Hamlet» (режиссер Ростислав Держипильский) навеяли ей славу важнейших событий театрального года.

Этот «Hamlet» (перевод Юрия Андруховича) — эмоциональный и опасный, и в этом смысле он, очевидно, стремится соответствовать нынешнему времени, нынешнему дню — эмоциональному, драматическому, опасном. Режиссер, взяв за основу большую трагедию, ставит не линейную историю и не до боли знакомый сюжет, а ставит он ночной кошмар, который приснился мертвому принцу во тьме и холоде склепа: в театральном подвале Ивано-Франковска.

То есть постановщик рассматривает и «Гамлета» (пьесу), и Гамлета (персонажа) — сонными зрачками покойного принца, которого разбудили в нашу тяжелую эпоху такие себе макбетіанські ведьмы, они же эринии, соответственно — богини мести. Проснись, принц, — и пой, проснись — и мсти.

Большая трагедия в новейшем «подвальном» трактовке частично осиротела, потеряв некоторых персонажей, преимущественно друзей Гамлета — Розенкранца, Гільденстерна, Горацио. Режиссера и его героя в первую очередь интересуют — не друзья, а родственники, собраны в одну колоду карт под каменным небом театрального склепа. Они и разместились в этом подвале как персонажи известного вампирского фильма Нила Джордана: нарядные и степенные, бледнолицые, но без клыков.

Зрители, спускаясь по узкой лестнице в подвал, увлеченно рассматривают «тела»: интересная, доложу я вам, театрализованная усыпальница из заслуженных артистов Украины. Иди — и смотри.

Скажений Гамлет

dramteatr.if.ua

Успешный интерпретатор сакральных национальных сюжетов на родной сцене, господин режиссер в этот раз в своем «Hamlet», кажется, тянется к еще не используемого им сценического инструментария. Его новый спектакль — по внешним признакам — андеграундный сейшн (который впоследствии перетекает в драму мысли, драму мести); а внутреннее жанровое окраска — музыкальная трагикомедия, разыгранная страстно и бешено.

Обустроено это экспериментальное зрелище будто на трех слонах, которые поддерживают двухчасовую сценическую конструкцию. Первый слон, скажем так, — это то, что внушил художник Франсиско Гойя, его «Сон разума» рождает чудовищ (а также другими древними видениями). Второй слон — музыкальный, это замечательные авторские композиции Романа Грыгорива и Ильи Разумейко, деликатно тянут одеяло спектакля на себя, претендуя на лидерство неоОпери в рамках проекта, но режиссер хитро удерживает равновесие, оставляя в подвале достойное место и музыке, и драме. Третий слон в «Hamlet» — собственно, место действия, максимально определяет специфику этого сценического проекта: так же как бытие определяет сознание.

Скажений Гамлет

dramteatr.if.ua

Театральный подвал (ранее заброшенный, теперь расчищен) — комната привидений, каминная ловушка, череп Йоріка и, следовательно, подвал сознания. Во тьме подземелья, в глубине веков ощущение энтропии какое-то особенное. Где, как не под землей, творить сценические эксперименты в русле театра постапокалиптического, постдраматичного, или «грубого театра» (за П.Бруком)…

Увы, нет счастья на земле, но нет его и «ниже».

Между тем «ниже», в подвале, ограниченное пространство задействован максимально. Трубы, металлические конструкции, старая плитка — все работает. Тлумлячись в подвальной пыли, сдирая ногтями покрытие пола, поджаривая стейк, отфутболивая череп Йоріка — герои «Hamlet» напоминают банду, которая дорвалась до великого Барда, к главной его пьесы.

Тем временем такое пространство делает само представление невольной заложницей конкретного места. Трудно представить, где и как именно такое можно разыграть, ведь потеря только одного подвального неба — как потеря одного из звеньев концепции.

И снова про концепцию: повторюсь, в спектакле сон мертвого Гамлета рождает чудовищ. Вызывает к жизни королевскую семью, что покоится под пылью веков. Сам Гамлет существует в состоянии мертвого сна, навеянного офортом Гойи. Он спит и видит: все дальнейшее — уже было-было-было; все, что происходит, — только загробная дежавю.

Некоторые шекспировские тексты Гамлет (актер Алексей Гнатковский) говорит с «широко закрытыми глазами»: он спит. И в мыслях его, и в дальнейших поступках — совсем не шекспировская логика, а алогизм ночного кошмара. Гамлет медленно движется от сонливої меланхолии — к лунатичного неистовства. В очередной раз проживая (во сне) — когда-то уже прожитое в этом же известном сюжете.

Актеру в такой роли необходимо тонкое чувство нескольких граней бытия шекспировского персонажа: здесь и сейчас; там и прежде; никогда и нигде. Спящий разум датского принца и его же обречена месть своем горьком прошлом — эти мотивы определяют развитие и раскрытие главного образа.

И не только живописная испанская тема, но и пьеса Томаса Кида — «Испанская трагедия» (один из источников шекспировского «Гамлета») упоминаются на спектакле. Сочинение Кида — прообраз «пьесы мести»: текст появился в 1594-м, в єлизаветинські времена был популярным. В классическом «Гамлете» осуществлялась месть — настоящем; в экспериментальном, андеґраундному «Hamlet» это месть — прошлом, которого не изменить даже во сне.

Гамлет с умными глазами — импульсивный и одержим, когда он наконец встречается с кавалькадой материализованных призраков, своих родственников. Этот же Гамлет одинок и неприкаян; он озябший-незігрітий (в каменном склепе веков); порой он смахивает на ребенка, которая свернулась калачиком в кроватке, похожем на плаху или кладбище.

Скажений Гамлет

dramteatr.if.ua

Два часа подряд этот человек не находит себе места, дубася родственников, безнадежно поглядывая на каминную небесную потолок, которую, к сожалению, невозможно пробить: из подземной ловушки веков, как из «Мышеловки», ему не вырваться.

Моральный и философский вывод режиссера на основе подземных метаний его Гамлета: спящий красавец нам всем нужен в склепе хотя бы для того, чтобы на примере его ночных видений напомнить современникам очевидное, невероятное, вечное: разрушение родственных связей — грозит разрушением государства. Шекспир предупреждал.

Родственные связи, конечно же, в спектакле как на подбор: актеры из лучших театров страны. Пригласив в проект «хит-парад», режиссер с его помощью, в том же подвале, будто забавляется, придумывая альтернативную историю, такого себе «скрытого «Гамлета». То есть не предусмотрен на основе трагедии сюжет, который, как знать, может и пришелся бы по вкусу Энтони Берджесу, Эндрю Герру, Алексею Бартошевичу и другим шекспірознавцям.

Начнем с того, что введены в «Гамлет» из другого контекста эринии (Надежда Левченко, Галина Баранкевич, Олеся Пасичняк) — не так богини мести, как родственнице королевского клана. Они первыми и спускаются в этот подвал с чемоданами. Никого не жалят и не кусают в приступах мстительности, а лишь подыгрывают и подпевают, когда того требует сценическая композиция.

Они могут превратиться в могильщиков; вместо странствующих актеров могут разыграть «Мышеловку»; на них — главная вокальная миссия в неоОпері.

Пробуждение королевской родные — с помощью убедила и других мистических обстоятельствах — медленное: ничто не предвещает дальнейшего ужаса. Щелчок выключателя, вспышка тусклого света, тело шевелится, голова приподнимается. И дальше, как у Романа Полански, начинается настоящий бал вампиров — хоть не в великолепии, и уюта в каминной клетки: вплоть до восхода солнца.

Скажений Гамлет

dramteatr.if.ua

Появление матери, королевы Гертруды (Ирма Витовская), — выход царицы ночи и владычицы тьмы. Эта Гертруда — нимфоманка и реваншистка; она одержима не так мужским телом, как властью над всеми другими телами. Если я правильно уловил сценическую мнению, то в клубке ельсінорських преступлений такая Гертруда не жертва, не следствие, а первопричина трагедии.

Гертруда хищно смотрит в каменную пустоту, порождая смертельную опасность вокруг себя. Ее одолевает не пристрастие к какому-самца, она одержима манией тотального обмана; она играет на нервах разных мужчин, как на разных музыкальных инструментах. Такая королева — чистый демон, инфернальная лицедейка.

Ирма Витовская играет свою Гертруду — «оголтело». И в таком определении нет двоемыслия, поскольку так играют, когда предполагают взрывной результат. Поэтому в определенной неизмеримости и даже екстатичності ее артистического напора — есть и мера, есть и мотивация.

Это мотивация матери, что породила ад. Породила не только Гамлета, но и, возможно, других персонажей (согласно «скрытым» сюжетом от режиссера).

В такую Гертруду, как в магическое зеркало, всматривается юная Офелия (актриса Киевского Молодого театра Анастасия Блажчук). Режиссер сталкивает их в малогабаритном подвале — лоб в лоб, лицом к лицу. Он даже заставляет Офелию копировать Гертруду во внешних манерах и в королевском наряде (в рогатому парике).

В старшей (Гертруде) живет захват демонической властью, а в младшей (Офелии) — безудержное стремление к ней. В такой Офелии — замурована нежность и скрытое безумие.

Поэт и философ Вістен Хью Оден однажды заметил, что «Гамлет подозревает Офелию в шпионаже, а это, возможно, отсылает к какой-то ранней дошекспірівської версии «Гамлета», где дочь Полония шпионила за принцем».

То есть Офелия и здесь, у нас, совсем не ангел и не страдалица-дочь, а еще одна еринія. Используя Гамлета, копируя Гертруду, обманывая Полония, она явно движется к своей цели. Она — дитя именно «такой» шведской (датского) бешеной семьи.

Скажений Гамлет

dramteatr.if.ua

С Лаертом (актер Иван Бліндар) они — двойняшки. Но в том и двойственность, брат воплощает болезненную слабость мужского характера, а сестра — скрытую, дремлющую женскую силу. Плескаясь в одной купели, они выплывают на берег взрослой жизни — игроками из разных команд. Лаэрт принимает этот мир чуть ли не через сердечные спазмы, буквально бледнея на наших глазах от потерь и измен. Офелия — чаще лукавит и артистично беснуется; она может даже инсценировать собственное самоубийство, если это понадобится.

Такие и другие штрихи (то, что определяет обычаи детей подземелья) режиссер в своем «Hamlet» сознательно не детализирует, а действует методом намека или подмигивания.

Что, например, в этом спектакле разъединяет Офелию и Гамлета? Какая такая стена? Принц склонен плакать: «Я любил ее; сорок тысяч братьев всем множеством своей любви со мною не уравнялись бы…»

В его популярном монологе нет обмана. Поскольку в этом спектакле он и мыслит не как любимый, а как брат; как «сорок тысяч братьев». Офелия и Гамлет, согласно «скрытой» версии, брат и сестра. Режиссер щурится: чего не случится в средневековом похотливому чаду? Где правят бал — страсть, ненависть, инцест.

Две сильные партии в спектакле — Полоний (Дмитрий Рибалевський) и Клавдий (Юрий Хвостенко). Король-братоубийца — как средоточие мужской мощи и разрушению (одновременно); он не может найти ни себя, ни своего места в подвале; он вовсе не ведущий, а ведомый (Гертрудой); он если и злодей, то только поневоле; он сам по себе — раненая зверюга, которую с разных сторон загоняют в «Мышеловку» то королева, то принц, то Полоний. Признаюсь, пожалуй, впервые и зчитуєш такой оксюморон в сердцевине классического образа, что давно утрамбованная историей как главный злодей датского королевства. Сам актер, кстати, один из лучших в своем поколении, работает во Львове, в Национальном театре имени Марии Заньковецкой.

Ну, а Полоний, сыгранный Дмитрием Рибалевським подчеркнуто интимно и масштабно, — циник и сводник с мобильным телефоном и перевязанным глазом. Это обобщенный образ какого пирата Карибского моря и вездесущего Люцифера-осеменителя. Гибкого, коварного и томно-назойливого. Его пританцьовуючий Люцифер — мастер демонических интриг. Никто не удивится, когда добрая половина детей в датском королевстве появилась на свет благодаря усилиям конкретного черта. Гамлет, согласно «скрытой» версии, об этом догадывается, фривольно прижимая черта—секс-машину до металлических прутьев и словно допытываясь: ну так с кем и когда, гадюко?

В «скрытом «Гамлете» именно Полоний и Гертруда — дирижеры безумного подземного мира, в котором медленно гаснет разум мыслящей мертвого человека.

Скажений Гамлет

dramteatr.if.ua

Еще до появления Фортинбраса этот спектакль (вместе со своей блестящей концепцией) дарит одну из лучших сцен, которые я видел в нашем театре на протяжении последних лет.

Сцена похорон—свадьбы—массового экстаза. Когда прощание с Офелией на кладбище мгновенно превращается в безумную свадьба привидений; когда пьяные до беспамятства герои-вампиры игнорируют велеречивые тексты Шекспира и пускаются в бешеный цыганский танец, демонстрируя таким образом перепуганному театральному критику «пластический нарратив».

Мол, зачем вам слова? Слова — вода, вино — отравленное, все люди — трупы, весь мир — подвал.

И тут как тут — Фортінбрас (Евгений Холодняк) в стильном костюме. Он не стремится копировать известного зарубежного политика, завоевателя чужих земель. Он только три минуты играет пронозу-современника, что спустился с фонариком в подвал истории, которая никогда никого ничему не учит.

«Актуален такой «Hamlet» именно сегодня, здесь и сейчас?» — спросили меня после спектакля. — «Да, конечно, а как же иначе? Бешеный Гамлет — как наш бешеный время».

Источник

Добавить комментарий