Берлинале-2020: призеры фестиваля и каннибальский маркетинг «Дау. Наташа» Ильи Хржановского

Берлинале раздал награды. «Золотого медведя» получил иранский фильм «Зла нет» Мохаммада Расулофа — сборник новелл о службе в вооруженных силах страны, где срочников заставляют исполнять смертные приговоры. Расулоф не смог присутствовать на собственной премьере – его не выпустили из страны. Вполне вероятно, что это и стало определяющим фактором для международного жюри во главе с актером Джереми Айронсом. LB.ua рассказывает о других победителей, а также продолжает анализировать увиденное на 70-м Берлинском кинофестивале.

Берлінале-2020: призери фестивалю і канібальський маркетинг «Дау. Наташа» Іллі Хржановського

Кадр из фильма «Никогда, редко, иногда, всегда»

Гран-при жюри досталось «Никогда, редко, иногда, всегда» Элизы Гіттман. Лента рассказывает о девушке по имени Autumn (Осень), которая пытается избавиться от нежелательной беременности. И, оказывается, сделать аборт в маленьком городке в Пенсильвании, где она проживает, не так уж и просто: для этого требуется согласие обоих родителей, а в женской клинике пытаются отговорить девушку от решения. Поэтому Autumn не остается ничего другого, как собрать вещи и отправиться в Нью-Йорк.

Автор довольно нежно показывает скитания Autumn и ее двоюродной сестры, которая отправилась в путешествие вместе с ней, однако не дает поблажек своим героиням. Она постоянно испытывает их на прочность, отодвигает кульминацию по всем законам сценаристики Роберта Макки, которые порой выглядывают и «царапают» глаз зрителя. Так же, как и некоторые недоработки вроде ненужного чемодана (в ней можно увидеть определенный символ, но эта опция остается на усмотрение зрителя) или расшатанный гендерный баланс — найти здесь положительного персонажа-мужчины почти невозможно.

Эти все условности легко отодвигаются на задний план благодаря оптике Элизы Гіттман, которая привлекала к себе внимание еще в прошлой ее работе «Пляжные крысы». Здесь она доведена почти до совершенства. Камера пристально вглядывается в лица героинь и очень редко покидает их, чтобы предоставить нам минимальные представления об окружающем мире. Она завораживает, а вместе с тем ставит нужные акценты, например, снова и снова возвращаясь к животу Autumn, чтобы подчеркнуть политический месседж картины, надактуальний в эпоху борьбы с абортами.

Берлінале-2020: призери фестивалю і канібальський маркетинг «Дау. Наташа» Іллі Хржановського

Кадр из фильма «Женщина, которая убежала»

Лучшая режиссура – в Хон Сан Су за фильм «Женщина, которая убежала». Живой классик корейского кино уже в пятый раз показывает свой фильм в конкурсе Берлинале и лишь впервые получает здесь приз. Его новая работа вновь оборачивается вокруг разговоров об отношениях, прошлое и якобы незначительные мелочи, но именно режиссура Хон Сан Су делает фильм поистине большим кино.

«Серебряный медведь за лучшую женскую роль» досталась Паули Бор, которая воплотила Ундіну в одноименной работе Кристиана Петцольда. Бор играет гідесу, которая рассказывает посетителям и посетительницам об архитектуре Берлина, влюбляется в промышленного дайвера и воплощает трагическую судьбу, прописанную в канве сказки, которую Петцольд взял за основу повествования.

«Серебряный медведь за лучшую мужскую роль» получил Элио Джермано за игру в фильме «Я хотел скрыться». Это история художника, который страдает ментальные болезни, но вместе с тем является живым гением (по крайней мере, для окружающих его жителей небольшого городка). Роль Джермано и действительно довольно сильная и может надолго врезаться в память. Про сам же фильм такого не скажешь.

«Плохие истории» братьев Д’Інноченцо — лауреат награды за лучший сценарий. Их картина рассказывает про тяжелое детство в бедности с странными и жестокими родителями. Они не просто портят психику детям, но и фактически убивают их. Все это рассказывается довольно живо, но не без претензий именно к сюжету.

Берлинале-2020: сказки, философия и «Номера» Олега Сенцова

Значительно вигадливішою оказалась комедия Бенуа Делепина и Густава Керверна «Удалить историю». Комедия получила того самого «Серебряного медведя — 70-го Берлинале», который пришел на замену приза Альфреда Бауэра. «Удалить историю» — это забавная версия «Черного зеркала», где двое друзей, которые пострадали от технологий, идут решать отношения с хакером по имени Бог.

Берлінале-2020: призери фестивалю і канібальський маркетинг «Дау. Наташа» Іллі Хржановського

Кадр из фильма «Дау. Наташа»

Довольно неожиданно один из призов достался «Дау. Наташа» Ильи Хржановского. «Серебряного медведя » за личный художественный вклад» удостоился оператор картины Юрген Юргенс (раньше снимал фильмы Михаэля Ганеке и Вима Вендерса). Смахивает на определенный шутку, так как главная особенность именно операторской работы «Дау» — это необычная стрессоустойчивость и індеферентність специалиста: там, где другой оператор уже выключил бы камеру, Юрген Юргенс продолжает снимать.

В целом первый фильм мегаломанського проекта «Дау» сложно обвинить в чувстве меры и чувствительности. «Дау» снимался в Харькове с 2009 по 2011 годы на построенной локации научно-исследовательского института. Проект в основном финансировался российским олигархом Сергеем Адоньєвим, однако в него вложило деньги и украинское Госкино.

Главным героем тогда еще единой запланированной картины должен был стать физик Лев Ландау (в исполнении Теодора Курентзіса), но в итоге его отодвинули на задний план другие персонажи. Их сыграли нобелевские лауреаты, перформер Марина Абрамович, бывшие Кгбисты, неонацисты, преступники, украинские одиозные политики и другие.

Участники «Дау» переодевались в одежду советских времен, месяцами жили в построенных стенах института, играли и одновременно проживали вымышленные биографии, где их реальные личности накладывались на вымышленные, подвергались физическому и психологическому насилию. Все это ради сомнительного результата из 16 отдельных фильмов и 700 часов материала, который впоследствии можно будет увидеть на специальном сайте.

Собственно, основная критика сосредотачивается именно на этической стороне проекта. Ведь авторы не один раз подчеркивали, что показано здесь — «почти» правда. В частности, экранные секс и изнасилование, побои, принуждение и унижение. Так, например, в «Дау. Наташа» возвращается к старым практикам бывший Кгбшник, третуючи Наталью «Наташу» Бережную. Бережная не была готова к такому повороту событий, но они для нее не стали большим сюрпризом через атмосферу страха, царившую в Институте (о чем она бегло говорит на пресс-конференции в Берлине – прим.авт.).

«Дау» разделил мнения критиков. Одни отмечают, что искусство всегда провоцировало и было неэтичным, другие постулируют, что ХХІ век тем и замечательно, что наконец обратилось к этике в искусстве и перестало отделять личность автора от его произведений. Классические примеры прошлого – Лени Рифеншталь и Мартин Хайдеггер, а сегодня – Харви Вайнштайн и Вуди Аллен, которые подверглись обструкции за совершенные ими действия без скидок на срок давности событий.

С «Дау» все еще сложнее, чем с указанными персоналиями. Вокруг проекта все время ходили мифы, слухи и истории, из которых довольно сложно выделить правду. Все участники проекта подписали договор о неразглашении. Также, якобы, никто «не жаловался» на участие в проекте, всегда мог отказаться от участия и не обращался в суд. Эти причудливые аргументы имели бы наткнуться, во-первых, на такой факт, что травматический эффект вовлечения в воссозданную атмосферу сталинизма никем не контролировался (Илья Хржановский, судя по всему, вообще не в курсе, что для таких экспериментов стоит приобщать психологов). Во-вторых, на более современные понимания того, что травматический опыт может проявиться далеко не завтра, а через много лет.

Симулятор эмоций имени Хржановского: каким может стать мемориальный центр «Бабий Яр»

Берлінале-2020: призери фестивалю і канібальський маркетинг «Дау. Наташа» Іллі Хржановського

Кадр из фильма «Дау. Наташа»

«Дау», как воплощения амбиций своего создателя, хочет быть упомянутым и спозиціонованим как новаторский проект, однако, все, что мы там видим уже где-то было. Сомнительный социологический эксперимент с репрессиями? В 1971 году провел такой Филипп Зимбардо, за что был подвергнут критике. Есть еще один пример: учитель Рон Джонс, который за неделю сформировал из своего класса кучку нацистов ради наглядного примера темы «Распространение национал-социализма в Германии». Жизнь как она есть? Это все неоднократно транслировали многочисленные реалити-шоу, которым дало толчок творение Крейга Гилберта «Американская семья» в 1973 году (кстати, «Дау. Наташа» больше похож именно на реалити-шоу, чем на кино). Актеры-неактори, реальный секс etc? Опять же, подобное уже снял Ларс фон Триер в «Идиотах».

Даже сочетание этих элементов вряд ли поразит искушенного зрителя. Эстетика «Дау. Наташа» напоминает заброшенные в блендер картины Алексея Германа-старшего, drunk porn и культовое когда-то «Зеленый слоник» Светланы Басковоӥ. Может даже показаться, что и отобранные в монтажную версию диалоги брали раннее творение Басковоӥ за референс. Художественная реалистичность, о которой так много говорилось, тоже легко поддается критике: речь героев не соответствует времени, их внешний вид и поведение тоже несколько сомнительные с исторической точки зрения.

Что действительно впечатляет в случае «Дау. Наташа» — это маркетинг. Он абсолютно канібалізував все годы труда и титанических усилий авторов. Маркетинг продолжает работать и сейчас: в частности, уже курсируют слухи о «цензурную» запрет некоторых частей к показу в России за «пропаганду порнографии». Именно маркетинг формирует ожидания шока, который действительно производит эффект, но лишь от понимания того, насколько напрасными были человеческие страдания и потраченное на проект время и деньги.