Архитектура раздора (фасад на Андреевском)

Архітектура розбрату (фасад на Андріївському)

«Люди, которые голосуют за неудачников, воров, предателей и мошенников,,
не являются их жертвами. Они соучастники…»
Джордж Оруэлл

ZN.UA

Архітектура розбрату (фасад на Андріївському)

@zn_ua

Читайте @zn_ua

Я уже с ZN.ua

Новая и пока что не завершена здание киевского Театра на Подоле на этой неделе стал главным ньюсмейкером в стране. Позорно оставив позади такие інформпригоди, как «показания Януковича», «тарифные проблемы», «сирийские беженцы», «новый саркофаг над ЧАЭС».

DT.UA вспоминает предысторию архитектурного скандала; выслушивает его главного «виновника», архитектора Олега Дроздова; прислушивается полярных мнений неравнодушных украинцев.

Строение века

Столичный театр на Подоле, в принципе, нельзя назвать таким уж бездомным. Долгое время коллектив театра успешно играл свои спектакли под несмолкающий грохот трамвая в Гостином дворе на Подоле (пока этот двор не начали перестраивать под такие же протесты общественности). На самом Андреевском спуске театр имеет офис и маленькую сцену. В последнее время свои лучшие постановки легендарный театр Виталия Малахова также играет в чужом доме, на Малой сцене Дворца искусств «Украина».

П.Малахов официально возглавил этот театр 1987-го. И примерно через 10 лет, образно говоря, начали закладывать первый кирпич в будущую стройку века — на Андреевском спуске, 20. Правда, поначалу никто не мог предположить, на сколько времени все это растянется.

Уже в 1990-е раздавались тревожные голоса: мол, Андреевский не самое удачное место для нового большого театра, принимая во внимание особый ландшафт.

С другой стороны, чем же наполнять контекст Андреевского спуска, культурную жемчужину столицы, как не творческими «единицами»! В частности, театрами. И, кстати, неоднократно возникала идея сделать на Андреевском такой себе театральный квартал, который состоял бы из нескольких автономных и разноформатных творческих организмов.

Если вернуться к самой стройки века на этом же месте, то тут история будет фатальной. Сменился не один градоначальник столицы Александр Омельченко, Леонид Черновецкий, Александр Попов), а позорный недострой на Андреевском спуске продолжал шокировать киевлян и гостей Киева.

Первые, вторые и двадцать третьи «кирпичи» — разрушались. Стены превращались в декорации «Сталкера» А.Тарковского. Злое место на Андреевском облюбовали бомжи, криминал и просто наркоманы.

Архітектура розбрату (фасад на Андріївському)

Скажем, еще по тарифам 2008-го сметная стоимость этого бесконечного театрального строительства составляла около 77, 6 млн гривен (с учетом тогдашнего курса доллара). И миллионы эти, естественно, испарились. Потому что вскоре — после, собственно, «строительства» началась, собственно, «реконструкция». Правда, непонятно чего. Реконструкция призрака. Документ в этих делах датировано 12 февраля 2009 г.: «О переутверждении сметной документации по реконструкции зданий по Андреевскому спуску, 20». Этот вариант проекта предусматривал корпус А — зрительный зал на 200-300 мест, а также корпус Б — административное сооружение театра. Общая же площадь Театра на Подоле на Андреевском предусматривалась 3948 кв. м.

Генеральной проектной организацией на том этапе проекта значилось «Гипроград». Правда, бесконечно менялись генподрядчики. И причины очередного недостроя объясняли плохим финансированием.

Возвращаясь к предыдущим публикациям DT.UA («роль кота Бегемота в театральной развитии»), напомним: из городского бюджета тогда все-таки выделили на строительство более 30 млн грн. И, опять-таки цитируя древние источники, подчеркнем: при таком-менее финансировании с сентября 2010-го по март 2011-го генподрядчик КП «Киевжилспецэксплуатация» так и не смог обеспечить нормального строительного процесса.

Тем временем, о чем сообщали СМИ, из строения века куда-то исчезло около 5 млн грн. И 2011 г. Департамент культуры Киева подал в суд на генподрядчика.

Архітектура розбрату (фасад на Андріївському)

Проект 2012г

Так и неизвестно, чем закончились те судебные иски.

В любом случае, вряд ли кто вернул городу и миру украденные деньги. И само здание как следует никто не привел в порядок. Она долгое время оставалась без крыши, вследствие чего стены превратились чуть ли не в потеруху. Нужна была даже не реконструкция, а реинкарнация.

В 2014-м спасти честь мундира центра столицы и его улицы-жемчужины вызвались люди из Roshen. В Частности, Вячеслав Москалевский. Все знают цифру, которую субсидировал меценат на новейший нынешний этап стройки века, -165 млн грн. И сам процесс строительства был даже не продолжением начатого, а чуть ли не новым стартом проекта.

И именно здесь львиная доля ответственности легла на плечи господина архитектора, харьковчанина Олега Дроздова (и его компанию).

Предварительный результат его работы — представлен во вторник фасад нового театра — многих киевлян шокировал.

Впрочем, есть и сторонники, пламенные ценители . Здесь водораздел мнений порой объясняется так называемым комплексом евроинтеграции. Например, часть продвинутой театральной молодежи — обеими руками за такой евроформат в виде фасада.

Архітектура розбрату (фасад на Андріївському)

Royal Court Theatre

А главная претензия неравнодушных и иногда коренных киевлян — это неуместность такого архитектурного стиля (черная коробка, которую уже в народе прозвали «саркофагом» и «крематорием») в историческом и стилистическом контексте Подола вообще, и Андреевского — в частности. Есть еще один аргумент оппонентов. Согласно Указу Минкульта № 45 от 20.01.2012 и соответствующего дополнения к нему, территория Андреевского спуска является комплексным памятником градостроительства «Замковая гора — Андреевский спуск» (охранный номер 675КВ), а также относится к заповеднику «Древний Киев». Это предполагает, что не должно быть никаких резких действий в отношении объектов культурного наследия и остальных зданий на этой территории.

После беспрецедентного возбуждения соцсетей по этому поводу, а также после активной кампании вокруг театрального фасада на арену, наконец, выходят силачи. Пресс-служба КГГА сообщает о реконструкции театра с нарушениями и без учета мнения специалистов и общественности. Председатель КГГА Виталий Кличко заявляет, что «подрядчик не учел рекомендаций Градостроительного совета, которые касались проекта реконструкции фасада дома». Главный архитектор Киева Александр Свистунов говорит, что это строение нельзя считать завершенной и надо выполнить рекомендации Градостроительного совета, внести коррективы в проект, пройдя общественные слушания, а затем повторно выйти на ту же Градостроительный совет и уже затем решать вопрос реконструкции фасада… Одно слово, лучшее, конечно, впереди.

Тем временем открытие театра предусмотрено на апрель—май 2017 г. (возможно, успеют до старта «Евровидения»). И в ближайшие несколько месяцев вокруг архитектуры на Андреевском, 20 появляется немало серьезных сюжетов. Поскольку кто-то видит в архитектурном скандале — градостроительный произвол, кто — то- руку Кремля, кто — блокаду попыток евроинтеграции на местном архитектурном уровне.

Архітектура розбрату (фасад на Андріївському)

CaixaForum

Прямая речь

Олег Дроздов, который сейчас стал самым знаменитым архитектором страны, в 1990-м окончил Харьковский строительный институт (факультет архитектуры). Он обладатель многих Гран-при своего профиля (и 2001-го и 2003-го). Он также лауреат Национального конкурса в области архитектуры, назывался сказочно — «Созидание». В 1997-м основал архитектурное бюро «Дроздов и партнеры». И, как сообщают релизы, создал 84 проекта, из них реализовал — 19. Судя из тех же релизов, творческое кредо мастера: «Один выстрел — два зайца, или три…»

— Олег, что чувствует архитектор, когда читает в Сети массовые характеристики своего проекта вроде «крематорий», «саркофаг», «контейнер мусора»?

—В нынешних дебатах, к сожалению, ничего не говорится о том, что это здание — прежде всего культурная институция. Что этот проект очень важен для города как давно необходимый объект культуры.

Сколько лет не строили в Киеве новых театров? Надо напоминать? Но надо напоминать, что в связи с сооружением нового театра могут быть разные взгляды.

«Ровная» геометрия домов в нашем обществе почему-то вызывает негативные эмоции. В Украине в основном превалирует восприятие архитектуры как фигуративного искусства. Это когда на каждом доме должна быть какая-то «шапочка» сверху. В этом — меморіальність и псевдоисторическая тематика. Без этой верхушки любое здание многими воспринимается с трудом.

Но и другое строение — это чаша, которая вмещает напиток. Важны как чаша, так и напиток. Хотя функционализм — нормальное качество для архитектуры последнего столетия. Но форма должна отражать содержание.

— Почему этот проект театра, как утверждают в мэрии, не прошел необходимого этапа рассмотрения в Градостроительном совете?

—По закону и регламенту, Градостроительный совет имеет влияние на рекомендательном уровне. Мы были на совете. Там высказывались разные мнения. Мы их выслушали. Что-то учли, что-то редактировали.

Архітектура розбрату (фасад на Андріївському)

Олег Дроздов

Телекритика

— Возможно — реально — корректировать проект (в частности черную часть фасада, то, что многих возмутило) после заявлений В.Кличко о необходимости перестройки? И что в итоге все-таки можно перестроить?

—Я не могу этого комментировать. Поскольку кто-то должен четко артикулировать, что не так с незавершенным строением. Должна быть экспертная, профессиональная оценка. Когда ее сформулируют, тогда буду готов говорить на эту тему.

— А если говорить о архитектурную концепцию нового здания на Андреевском спуске, как вы эту концепцию объясните и оправдаете?

—Масштаб событийности в Сети и различных медиа по поводу нового здания Театра на Подоле связан с несколькими аспектами. Во-первых, мы уделили мало внимания тому, чтобы максимально донести обществу информацию о функциональности самого здания. Что там должно происходить? Ради чего именно такой образ?

На этапе строительства не уделялось достаточно внимания вопросу публичности проекта. А того, что сделали недостаточно.

Во-вторых, есть профессиональная манипуляция фотографиями. Еще до публичного открытия фасада театра специально сделали тенденциозные снимки — под таким ракурсом, что основной части здания человеческий глаз просто не замечает. То есть сознательно подали тенденциозные ракурсы.

И это была профессиональная компиляция — с целью «разогреть». Ведь волна недовольства именно и взорвалась еще до (!) того, как фасад здания открыли и все его увидели. Много людей, которые пришли на открытие, искренне аплодировали. Но была и часть недовольных, уже «подогретых».

Архітектура розбрату (фасад на Андріївському)

В вопросе «черного пиара» вокруг этого проекта, на мой взгляд, поработали профессионалы. Они ожидали реакции такого психованного уровня — не меньше. И им действительно многое удалось.

Я же хочу сказать, что новое здание театра неразрывно связана с той функцией, которая предполагается в соответствии с проектом. Эта функция в современном высокотехнологичном европейском ритме творческой работы внутри самого помещения, даже внутри мегаполиса. И для этого очень много сделано — без преувеличений — на европейском уровне.

Напомню, история театрального долгостроя на Андреевском своими корнями уходит еще 90-х годов ХХ века. Процесс построения театра то начинался, то прекращался. Дом-недострой долгие годы находился в критическом состоянии. Много строительных материалов просто разворовали.

И сама конструкция постепенно стала деградировать. Стены разрушал грибок. К тому же нижнюю часть здания возвели с колоссальными нарушениями. Это касается инженерной части — неудачная геометрия многих несущих конструкций, отсутствие нужной арматуры.

Сам долгострой, начатый в 90-х, предусматривал довольно скромные технологические возможности театра. Также предполагалось всего
200 зрительских мест, к тому же совсем неудобных.

Однако на этот долгострой в свое время были потрачены колоссальные финансовые ресурсы налогоплательщиков. Около 5-7 млн американских долларов.

Поэтому, в конце концов, возникло и этический вопрос: или вообще забыть эту идею и поставить крест на новом театре, или продолжить начатое — на новом современном уровне.

Тем более что были проведены колоссальные работы по укреплению склона на Андреевском.

Наша команда оказалась в исходной точке: нужно было сохранить изначальную идею строительства такого театра, и при этом построить новый театр, который подходил бы контекстуально до соответствующего места и выполнял бы заданную функцию современного пространства.

То есть это должен быть, повторюсь, образец современного украинского европейского театра, наполненного новыми европейскими технологиями.

Архітектура розбрату (фасад на Андріївському)

Saint-Nazaire Theatre

Конечно, важно, чтобы такие функциональные театральные здания шли в ногу со временем. Ведь современный мир пользуется в архитектуре языке сегодняшнего дня. А не вчерашнего. А современная архитектура, в свою очередь, пользуется новейшими технологиями и материалами.

Ведь то, что называется «архитектурой», касается, прежде всего, определенной эпохи. И каждая эпоха оставляет после себя свою особую архитектурную язык: все то, что было связано с определенным временем.

Архитектура любого города — совокупность различных эпох и времен. Они сосуществуют; они взаимосвязаны; ничто ни с чем не конкурирует и ничему не противоречит и не грозит.

Архітектура розбрату (фасад на Андріївському)

— Как вам известно, многих киевлян возмущает «черный квадрат», что в огромной трагической шапкой нависает над театром и над Андреевским спуском. Это такой сознательный художественный замысел? Или дело в специфике материала, который понадобился для обшивки верхней части фасада?

— Если говорить про классическое понимание здания театра, то в основе этого здания обязательно есть колосники. Колосники для театра — как баня для церкви. Напомню, что колосники служат для установки блоков сценических механизмов; для различных работ, связанных с подвешиванием элементов оформления спектакля. Колосники соединяются с рабочими галереями и сценой, стационарными лестницами. Специфика здания здесь прямо связана с колосниками.

А что касается материала, который понадобился для обшивки фасада… Верхний материал — цинк-титан, в составе которого есть медь. Этот материал подвергается процессу окисления. Такое происходит на протяжении длительного периода. Для примера можно назвать медные памятники, которые со временем «зеленеют».

«Черный» цвет верхней части фасада театра потеряет свою глянцевость уже до весны. Начнет сереть, набирать зеленоватого оттенка.

Цель использования именно этого материала — как бы «растворить» верхушку театра в зеленом холме, к которому и прилегает здание театра.

А вот нижняя часть дома — довольно архаичного характера. Она выстроена ступенчато и имеет объемы маленьких кубических домов. Такое построение структурно и физически соответствует историческом доме, что стоял на этом же месте. Материал нижней части фасада театра — секонд-хенд-кирпич, которому около 100 лет.

Архітектура розбрату (фасад на Андріївському)

Василий Артюшенко, DT.UA

— Есть ли мысли по поводу политической составляющей архитектурного и театрального скандала, ввиду конкретного мецената? Или это просто случайность? И не отвернутся другие прекрасные украинские меценаты от возможных идей вкладывать деньги в новое театральное зодчество после такого стресса?

— Политический контекст, на мой взгляд, есть. Наша страна находится в сплошном разочаровании после разных ожиданий, которые имели звершитися после Революции Достоинства. Упала экономика, вокруг одни разочарования. И это тоже повод для вброса общего негатива в общественное и медийная среда.

Новость об открытии только фасада Театра на Подоле мигом затьмила другие топ-новости — суд над Януковичем, саркофаг на ЧАЭС, сирийские беженцы, повышенные тарифы. Прямо удивительно.

Что говорят

Только за эту неделю вокруг обсуждаемой темы накопилось столько эмоциональных и даже взрывоопасных мыслей, что действительно иногда хочется от этого сознательно отстраниться. Абстрагироваться. Подумать, все взвесить. И дать возможность людям выговориться. Все равно судьба театра — в наших руках. В руках зрителей, журналистов, активистов, актеров и режиссеров. (Дальше самые яркие цитаты общественных спикеров из социальных сетей и украинских СМИ, в частности ZIK, «Главком», других.)

Архітектура розбрату (фасад на Андріївському)

Лариса СКОРИК

Макс Левин / LB.ua

Лариса СКОРИК, архитектор:

— В чем заключается новаторство этого здания Театра на Подоле? Это же бездарность, которую хотят прикрыть каким-то новаторством. Разве новаторство в том, чтобы искажать? Поэтому новые дома могут быть, но они должны предусматривать специально подобранные материалы, масштаб, ритм, размер. Ведь давно известно, как вписывать в пространственную и историческую ткань новые сооружения. Зачем такое огромное здание? Она ужасна, она разрушает всю окружающую среду. В диком обществе дикие ситуации возникают на каждом шагу. Этот черный ящик — дикое и циничное отношение к нашему историческому наследию.

 

Архітектура розбрату (фасад на Андріївському)

Ирина ПОДОЛЯК

Ирина ПОДОЛЯК, народный депутат Украины:

— Если уже все эксперты сказали, то и я заскочу в последний вагон не «эксперта», а обычного среднестатистического представителя мизерного среднего класса: Театр на Подоле мне на всех фотографиях — нравится. Главное теперь, что будет в самом театре.

 

Архітектура розбрату (фасад на Андріївському)

Георгий ДУХОВИЧНЫЙ

Георгий ДУХОВИЧНЫЙ, архитектор:

— Так сложилось, что Андреевский спуск — одна из знаковых территорий Киева. Это небольшой ареал, в котором есть надежда сохранить остатки древнего Киева, которым он некогда был. Согласно закону, на этой территории запрещено любое строительство. Поэтому все, что там строится, — незаконные строения. При таком проекте театра не видно Замковой горы. Самая большая проблема проекта в том, что теряется масштабность…

 

Архітектура розбрату (фасад на Андріївському)

Марина ЩЕРБЕНКО

Марина ЩЕРБЕНКО, арт-менеджер:

— Мы словно не живем в XXI веке, и большинство украинцев отторгает все новое и современное. Абсурдная ситуация — негативная и хамская реакция части общества на строение Театра на Андреевском спуске одним из самых талантливых украинских архитекторов-урбанистов Олегом Дроздовым. И именно сегодня мы видим рядом с новым театром — целый район «Воздвиженка». А это пример нефункціональної городской архитектуры, безвкусицы, мещанства. Это коммерческий ориентировано купеческий стиль. И в таком сочетании старого (Андреевского спуска) и нового («Воздвиженка») появляется дом, который соответствует всем канонам современной архитектуры ХХІ века, адаптированной к среде, отлично продуманной и реализованной. Этот театр станет для нас символом борьбы с обыденностью и стереотипами. И то, что его строят, и то, что все мы реагируем на этот факт, — для меня одна из очевидных тенденций к переменам к лучшему в Украине.

 

Архітектура розбрату (фасад на Андріївському)

Оксана ЗАБУЖКО

Оксана ЗАБУЖКО, писатель:

— Вообще-то, по-хорошему, новость должна была бы звучать так: впервые со времен Расстрелянного Возрождения в Киеве построили новый театр. И, ей-богу, это прекрасная новость, историческая. Поэтому, дорогие киевляне и «сочувствующие», если кто забыл, последний раз специализированное театральное здание (в клубе «Пищевик», симпатичном конструктивистском доме на Контрактовой, где сейчас размещается Детский музтеатр) — было открыто в Киеве в 1933 году. Это было последнее эхо уже отстрелянных 1920-х. С тех пор — прошу вдохнуть и выдохнуть — советская власть не построила в Киеве ни одного театра (только кинотеатры), поскольку «из всех искусств для нас важнейшим является кино и цирк» (Ленин), и еще Дворец «Украина», который был предназначен для партсъездов… Кто не путешествует за границей по европейских театрах, тот вынужден оставаться в своих представлениях о театральное помещение на уровне «плюша с балкончиками». Подумайте об этом, прежде чем возмущаться новым театром. Хорошенько подумайте. Может, тогда вы так же с нетерпением будете ждать в этом театре — уже первой премьеры, как жду ее я, чтобы впоследствии оценить интерьер. И, возможно, порадоваться, что мы понемногу освобождаемся от тьмы колониальной ночи…

 

Архітектура розбрату (фасад на Андріївському)

Виталий КЛИЧКО

Виталий КЛИЧКО, глава КГГА:

— Архитектурный ансамбль Андреевского спуска — знаковой, исторической улице — необходимо сохранить. Без учета мнения специалистов и согласования с громадой этот дом не сдадут в эксплуатацию. Нужно доработать его внешний вид. Чтобы он не выбивался из ансамбля зданий на спуске. Должны быть учтены рекомендации Градостроительного совета.

P. S. Дальше, конечно, будет.

Источник

Добавить комментарий