Ангелы Руси

Ангели Русі

<
>

  • Ангели Русі

  • Ангели Русі

  • Ангели Русі

  • Ангели Русі

  • Ангели Русі

  • Ангели Русі

  • Ангели Русі

  • Ангели Русі

  • Ангели Русі

  • Ангели Русі

  • Ангели Русі

  • Ангели Русі

Ангели Русі
<
>

 

Малая галерея «Мистецького Арсенала» (улица Лаврская, 10) на три дня была отдана под проект «Театр Жизни…» — фотоэкспозиция Руси Асєєвої.

Когда листаешь ленту Facebook, и те или иные ее фото случайно выплывают на мониторе, просто так «лайкнуть» или же «перепостити» иногда сразу не получается. Черно-белые фотографии обязательно втянут в енерговирву: заставят вглядываться в два цвета, в десятки глазенок.

Как правило, это снимки тяжелобольных детей, которых она находит в различных украинских больницах. И ее камера чувственно и строго одновременно) фиксирует мгновения мало-помалу угасающих галактик.

Десятки глаз смотрят то с отчаянным мольбой, то восторженно, порой беспечно. Чаще всего — грустно.

«Русю, ты где?!» — «В Белой Церкви, в больнице…». Проходит неделя: «А ныне, где тебя носит?» — «Я в Запорожье — в больнице…»

Ее маршруты и профессиональные перипетии очень наполненные, часто драматические. Ее можно назвать фотографом-волонтером, который поддерживает тяжелобольных. Ее же можно назвать фотографом-сталкером, поскольку имеет тайные знания «запрещенных территорий человеческой жизни» и появляется там как проводник милосердия, сострадания, надежды.

С многими маленькими героями-воробышками (на снимках в разных больницах), у нее завязываются длительные дружбы, приятельские романы. Она знает о диагнозах, о тревогах родителей. Но не покажет вида, что жизнь может оборваться, а луч солнца — погаснуть.

Ангели Русі

Если вдаваться в детальные рассказы о таких дружбы с конкретными детьми, можно соскользнуть в жанр сльозливої спекуляции (чего не хотелось бы в этих заметках).

Скажем, однажды Руся привязалась к 16-летнему Коле, у которого был трагический диагноз. Казалось, вот-вот вспыхнет надежда: на некоторое время ему стало лучше, он даже вернулся домой к маме. Но победил фатум. Эсэмэска от его матери посреди ночи стала стрессом: «Коли больше нет…»

На этой киевской фотовыставке один снимок разбивает сердце и морозит душу. Больничная палата, возле кровати детская обувь, но именно кроватку — уже пустое…

Ее Коля, который уже пошел (но остался на фото), а также десятки других детей, которые не утратили надежды, — это ангелы, которые поют в ее черно-белых снах добрыми голосами.

Ее маршруты в такие больницы — путь острыми гвоздями. Трудно представить, какую нужно иметь силу милосердия, чтобы почти ежедневно дотрагиваться до этого…

Она не боится подобных ожогов — прикосновений. Каждый раз детская боль пропускает сквозь себя. Возможно, поэтому мир ее фото — черно-белый. После многочисленных наблюдений и ожогов, мир и расслоился — на черное и белое, на свет и тень, на жизнь и смерть.

Тот, кто встречал ее фото в Facebook (или на фотовыставках благотворительных фондов), тот запомнит — взгляды, глаза.

Так, как она умеет поймать и раскрыть взгляд ребенка (взрослого тоже), — этому не научишь: это идет только изнутри.

Когда видишь именно глаза воробушков в больничных кроватках, в памяти всплывают стихи бывшей ялтинской школьницы:

«Чьими Глазами
я смотрю на мир?

Друзей? Родных?

Зверей? Деревьев? Птиц?..

Руками чьими обнимаю мир,

Который так беспомощен, непрочен?

Я голос свой теряю в голосах

Лесов, полей, дождей, метелей, ночи…»

Суть ее снимков отражает прекрасное украинское слово — «фотография». Потому что в глазах на фотографиях (а также в голосах, которые теряются в пурге и в ночи) — настоящий свет, однако побеждает тьму.

В свое время Руся стала еще и искусным театральным фотографом. Казалось, столкновение ее строгого лирического реализма (в детских больницах) и сценического экспрессионизма (на репетициях, во время спектаклей) может оказаться несовместимым: одно с одним не уживется. Но наоборот. Фиксируя прекрасные мгновения спектаклей «Оскар и Розовая дама» (Ивано-Франковский театр), «Это все она» (Киевский Молодой театр), «Слава героям» (театр «Золотые Ворота»), Руся открывает в постановках то, что, возможно, не каждый театрал и заметит. Она метафоризує и обнажает нервную систему сценических сюжетов. Не просто фиксирует, а углубляет смысловую суть, упакованную в эфемерность талантливых режиссерских и актерских оберток. То есть вписывает сценические мгновения в координаты двух цветов вечности.

К сожалению, игра судьбы порой действительно бывает жестокой. Вот и в этот раз, в день открытия ее фотовыставки в «Арсенале», произошло непоправимое: уход из жизни самого близкого ее человека — отца. Фотовернисаж открывали — без нее. И разные-разные глаза на фотографиях очень скучали, но сдерживали слезы.

 

Источник.

Добавить комментарий