Александр Цымбалюк: «Гармония в опере — когда понимаешь режиссера с полуслова и темп вашего мироощущения — один»

Олександр Цимбалюк: "Гармонія в опері —  коли розумієш режисера з півслова і темп вашого світовідчуття — один"

 

Настоящие ценители высокого и вечного искусства уже заранее бронируют на 11 декабря места в Национальной опере Украины, — в тот вечер партию царя Бориса в опере «Борис Годунов» М.Мусоргского исполнит Александр Цымбалюк.

Сегодня этот украинский певец — настоящая звезда мировой оперной сцены. Его ангажементы только последнего сезона — Ковент Гарден, Ла Скала, Гамбургская, Парижская, Баварская оперы, Метрополитен-опера. По мнению строгих ценителей, этот 39-летний певец — один из лучших басов современности. В его репертуаре более 90 ролей, среди которых партии в операх «Риголетто», «Симон Бокканегра», «Макбет» Верди, «Кольцо Нибелунга» Вагнера, «Лючия ди Ламмермур» Доницетти, «Турандот» Пуччини, «Дон Жуан» Моцарта и многих других. Александр Цимбалюк принимает участие в киевском спектакли в рамках проекта нашей оперы «Украинские оперные звезды в мире». Смысл проекта в том, чтобы ближе познакомить отечественного слушателя с крупнейшими отечественными исполнителями, которые сегодня являются ведущими игроками на оперной карте мира.

В эксклюзивном интервью DT.UA Александр Цымбалюк рассказал о важной роли Пласидо Доминго в его судьбе; о диалоге с лучшими оперными дирижерами и режиссерами; о своих учителях в Одессе — заслуженных артистов Украины Людмилу Иванову, Татьяну Книшову и народного артиста Украины Василия Навротского… Разговор, естественно, началась с царя Бориса.

— Александр, «Борис Годунов» — особый спектакль и особая партия в вашей карьере. Как бы вы определили ваше ощущение этого оперного персонажа, трагической личности, накануне своего выступления в Киеве?

— Борис… Все сложнее и сложнее его интерпретировать, потому что от тех исторических времен ушли далеко. В постановке нужно развивать динамику образа Бориса — от молодого красавца в расцвете сил к надломленной муками совести личности, которая шаг за шагом приближается к безумию и смерти.

Это исторический образ, далекий от реальности. Если я на сцене рватиму рубашку, витріщатиму глаза, то такой Борис будет неефектним, даже комичным.

Но Борис всегда остается очень контрастной фигурой. Он может показать себя и нежным отцом, и мудрым правителем, и совсем слабой, растерянной, загнанной в угол человеком. В момент, когда умирает, он абсолютно открыт: уходя из этого мира, он беззащитен, просит прощения. По сюжету произведения А.Пушкина, Борис причастен к убийству царевича Димитрия и восходит на трон благодаря смерти преемника. Но по другой версии — в Димитрия была эпилепсия, и он сам упал на кортик и умер.

Борис Годунов царствовал более 20 лет, и только в последние несколько лет правления с ним стало что-то происходить. Я думал: как человек может так долго находиться у власти? Да элементарно — если она сильная, хитрая, умная, то у нее все должно получиться. Но как он может так резко ослабнуть через несколько лет? Просто его к этому подвели. А как? Наверное, травили — через пищу, через баню. Тогда это была «классика». Думаю, что все эти его галлюцинации, страхи вызваны прежде всего отравлением… Это одна из моих версий.

— Безусловно, у вас есть свое отношение и субъективное видение этого сценического образа…

— Борис молодой — с трезвым умом, стремлением внести коррективы, провести реформы. И Борис в старости… кстати, о реформах. Он не единственный царь, который максимально развивал царство, приблизил его к Европы, основал много городов, провел в Москву водопровод и канализацию. Детей бояр посылал на учебу за границу… Правда, не все возвращались обратно. Отменил казнь широко практиковалась Иваном Грозным. Он был хозяином.

Не все его реформы понравились «старожилам». Может, это и сыграло злую шутку. Но некоторые запланированные им реформы осуществил Петр I.

Мне неинтересно представлять в этом образе «сумасшедшего» запуганного царя. Все-таки это личность со своим внутренним миром. Интриги, стычки, войны, голод… в Общем — от конюха до трона. Такой человек априори не может быть слабой. Это кремень! Роль Бориса надо готовить всю жизнь. Она зреет не за год, и даже не за десять. С годами этот образ вступает в новом качестве.

— У вас большой оперный репертуар. Какая из оперных партий, скажем так, оказалась самой тяжелой именно в вокальном, техническом плане?

— Тот же Борис. Именно в редакции Римского-Корсакова эта роль написана для высокого баса-баритона. Все на высокой тесситуре, на эмоции, на нерве. Это непросто.

У меня Борис Годунов еще «зеленый». А, например, Тарас Штонда поет его более
10 лет.

Олександр Цимбалюк: "Гармонія в опері —  коли розумієш режисера з півслова і темп вашого світовідчуття — один"

— Когда поете того же Бориса, то больше отдаете своей энергии — или заряжаетесь от публики, от зала?

— Все то, чего мы касаемся в жизни, пропускаем через себя. Это остается надолго. Даже люди сошлись вместе, пожили, развелись. А каждый же уже отдал частицу своей души, энергии другому человеку. Они уже не те, какими были «до». Не та полноценная субстанция. Мы постоянно что-то от себя отрываем. Да и после спектакля — просто лечь в кровать и заснуть спокойным сном не удается.

Как-то надо унять страсти, и этот заведенный механизм также должен медленно остановиться. Особенно если ты пел, «умирал» на людях… После этого просто пойти в караоке с друзьями, попить кофе, посмеяться уже не получится.

— Александр, буквально недавно вы впервые выступили на нашей сцене Киевской оперы — в опере «Турандот». Каковы ваши впечатления от первого музыкального театра Украины, от уровня украинских исполнителей?

— Действительно, буквально недавно я впервые выступил в Киевской опере. Знаете, первое, что еще на репетиции бросилось в глаза, — все были голосистые, розспівані, несмотря на утренний час. Подумал, это не хор, а настоящий ансамбль вокалистов!

Потом мне сказали, что все так и есть — хор Национальной оперы собран из певцов, вокалистов, профессионалов своего дела. Все они — солисты хора, а не хор. Из собственного опыта знаю, что хоры бывают абсолютно разные, я имею с чем сравнивать.

Я всем-всем говорил комплименты. И очень ждал того дня, когда выступлю в Национальной опере. Ведь даже 2007 г., когда я получил первую премию на конкурсе Чайковского, в Украине это прошло почти незаметно. Хотя меня поздравил весь мир. Наши телеканалы узнали об этом совершенно случайно.

— Возможно, была бы уместна ваш совет — каких режиссеров следовало бы приглашать в наш театр для улучшения творческой жизни?

— Сложный вопрос. В Украине не такие хорошие, видимо, дела с финансами, чтобы приглашать именитых. Теоретически… Например, того же Роберта Карсона. Но все они своеобразные, непростые люди и очень требовательные. Грандиозные декорации под их замыслы в нас могут элементарно не воплотить. Все эти задумки — лифты, водопады — просто технически не поместятся на площадке.

А вот если бы вы меня спросили, что бы я посоветовал для улучшения качества нашей украинской оперы, то я ответил бы, что, на мой взгляд, надо приглашать как можно больше европейских репетиторов, которые бы тренировали вокалистов в языковом и стилистическом плане. Потому что украинская изоляция сказывается на вокальных партиях. Есть определенные «трудности перевода». Когда варишься в собственном соку, то думаешь, что выполняешь итальянские арии правильно, но носителю языка акцент и тяжесть очевидны.

Олександр Цимбалюк: "Гармонія в опері —  коли розумієш режисера з півслова і темп вашого світовідчуття — один"

— Интересно, с какими международными оперными агентствами вы сотрудничаете? Кто сейчас помогает вам за границей?

— Все оговаривается в контракте. Иногда я сам оплачиваю свое проживание и перелеты. Сотрудничаю с артистическим агентством Askonas Holt-Artists». Иметь дело с этой лондонской компанией комфортно. С ней работают многие известные режиссеры, дирижеры, певцы, музыканты — Дмитрий Хворостовский, Зубин Мета, Элина Гаранча, Паата Бурчуладзе. Поэтому хороший агент для певца — залог успешной карьеры.

— А что важнее для карьеры певца — победа на престижном конкурсе или хороший менеджер?

— Конечно, менеджер! Миллион примеров… Есть много оперных звезд, которые на конкурсах или проваливались, или вообще не выступали, а теперь востребованы.

И наоборот — лауреат десятка конкурсов работает водителем или сооружает камины. При этом у человека потрясающие данные. А что она сама? Поработала при каком-то театре, спела в церкви, и все. Жизнь продолжается, голос уже не тот, а в душе ощущение нереализованности и депрессия.

— Уж кто-кто, а ваша коллега, певица Людмила Монастырская, которая очень хорошо отзывается о вас, вряд ли пожалуется на нереализованность, став одной из главных Аид современной оперной сцены… Вы часто пересекаетесь с украинскими исполнителями на европейских оперных сценах?

— Во-первых, приятно, если хорошо откликается. Среди артистов не все друг друга хвалят. И я, в свою очередь, о Людмиле могу сказать только хорошее.

Однажды маэстро Зубин Мета в Валенсии пригласил меня к себе. Спрашивал о ситуации в Украине. А потом говорит: необходимо послушать потрясающую певицу из Украины! Думаю, кто же это. Оказывается, Монастырская. Ее исполнительское мастерство — на высшем уровне.

— Говорят, на роль Тимура в «Турандот» вас благословил сам маэстро Пласидо Доминго… Как это произошло?

— Великий маэстро Пласидо удивил меня тем, что оказался человеком достаточно простой, с широкой душой. Его гениальность проявляется даже в жизни, в быту.

Мы познакомились в Гамбургском театре в 2008-м, причем в лифте. Поздоровались, и он обратился ко мне: «Ты певец?» — «Си, маэстро…» — «Бас?» — «Си». — «А что поешь? Где можно послушать?». Я перечислил свои партии. Потом он попросил меня прийти в театр до начала его концерта на прослушивание.

Но так получилось, что ни один концертмейстер не захотел мне аккомпанировать. Все были в зале, настроенные на концерт по случаю 40-летия творческой деятельности Доминго. Мне начали упрекать: «Ты что, сошел с ума! Здесь Доминго, а ты — «прослушивание», еще сыграю потом что-то не то…»

Тогда я сказал маэстро, что не могу найти пианиста. И он пригласил меня полететь с ним в Испанию, в Валенсию, чтобы меня прослушивали в оперном театре, чтобы я сдавал экзамен не только ему.

Я удачно слетал в Palau de les Arts Reina Sofia (Опера Валенсия). Доминго поспособствовал прослушиванию. После чего фрау Шмидт, бывшая директор театра, сказала: «Все прекрасно! Тимура в «Турандот» он будет петь!».

Буквально через несколько месяцев состоялась премьера «Турандот» с записью на DVD. Был замечательный состав исполнителей — Мария Гулегина, Марко Берти, Алексия Вулгаріду.

— Бытует устоявшееся мнение, что хороший бас — довольно дефицитный голос в современном оперном театре. Согласны с этим?

— В принципе, да. Бас — голос, который может держать тембральная окраска на определенной тесситуре. Вокалист может разово взять очень низкую ноту, но это не означает, что он бас.

У меня есть записи, где у баритонов смыкались связки на каких-то совершенно невероятных низах, которых у меня нет. Но они не были басами.

Поэтому главное — выдерживать теситуру и окраску. Вообще, лучше отказаться от клише — бас, бас-баритон. Главное — звучать красиво в определенном диапазоне. Есть задача, образ, произведение, с которым нужно справиться.

Олександр Цимбалюк: "Гармонія в опері —  коли розумієш режисера з півслова і темп вашого світовідчуття — один"

— Кого из коллег-басов считаете наиболее успешными сегодня?

— Ильдар Абдразаков, Орлин Анастасов, Дмитрий Бєлосельський, Тарас Штонда, Алексей Тихомиров… Есть певцы, которые исполняют только репертуар барокко, и в них все фантастически получается.

Также хорошие итальянские басы, но они выбрали свой путь — итальянской музыки, развиваются только в этой нише. Не очень много басов «универсальных», с большим репертуаром. Кстати, почти все мои сверстники —
1976 г. рождения. Известно, что голос баса проявляет свою мощность только на 40 лет. То есть появляется какое-то тембральная окраска, декабре призвуки.

— В последнее время у вас довольно громкие ангажементы — Милан, Париж, Нью-Йорк, Мюнхен, Гамбург, Токио, Сеул… Видимо, уже есть график выступлений на 2016-й?

— Мой ангажемент последнего сезона предусматривал участие в спектаклях «Риголетто» Дж.Верди в Ковент-Гардене, «Кольцо Нибелунгов».Вагнера и «Реквием» Верди в Сеуле, Токио. Еще в последние два года у меня сложилось тесное сотрудничество с Ла Скала — «Симон Бокканегра» Дж.Верди, «Лючия ди Ламмермур» Г.Доницетти, «Турандот» Дж.Пуччини. Также должны быть гастроли в Японии.

Скоро буду петь в оперных театрах Франции — Бастиль и Гарнье. Буду выполнять там «Иоланту» П.Чайковского.

В планах на 2016-й — «Борис Годунов» в редакции Мусоргского, «Свадьба Фигаро» Моцарта в Мюнхене. В Гамбурге — «Евгений Онегин» П.Чайковского. И скоро, буквально в январе, — «Турандот» Дж.Пуччини в Метрополитен-опера.

— Очень зависите от каких-то психологических моментов накануне спектакля? Волнуетесь перед выходом на сцену?

— Я нормальный человек, у меня есть свои страхи. А вокалисты — народ чувствительный. Немного нарушил режим — недоспал, не то съел, — и все отражается на голосе. Здесь главное — знать во всем меру.

Для меня режим — это прежде всего сон и питание. А там уже кому как… Кто-то шарфиком обмотається, и ему лучше, а кто валер’яночки на ночь примет.

— В вашем послужном списке много современных оперных постановок, соответственно — и постановщиков… Кто из них в большей степени ваш союзник?

— Расскажу о тех, с кем было «странно» работать. Бывает так, что не всегда понимаешь замысел режиссера. Режиссер-постановщик мюнхенского «Бориса Годунова» — испанец Каліксто Бієто. Его называют «провокатором европейской сцены». Он неординарно мыслит, находит аллегорические символические штуки, как будто находится в другом измерении.

Конечно, пытаешься связать все это с музыкой, с либретто. Но важно, чтобы режиссерские замыслы не наваливались на музыку, не вносили радикальных корректив и не разрушали драматизма ключевых моментов.

Допустим, режиссер сменил пол моего сына, то есть сделал сына дочерью. Я к нему обращаюсь: «Сын мой!», а это девочка с длинными волосами. Может быть? Вполне. Но не вполне исторически правильно. Потому что «исторически» у героя были и сын, и дочь, а получилось две дочки.

С кем гармонично работалось? Гармоничность в опере — когда понимаешь режиссера с полуслова, и темп вашего мироощущения — один. А таких нет, все самобытные режиссеры.

Оперные режиссеры — отдельная каста, и не всегда получается работать с ними в унисон. Важен конечный результат, чтобы публика была довольна и что-то вынесла с собой из театра.

Ярких режиссеров было немного. Канадец Роберт Кассен работал в Ла Скала, в частности ставил «Риголетто» Дж.Верди. Были оперные постановки, когда возникала содружество нескольких режиссеров. В результате получилось много и сумбурно».

Само действо немного отвлекало внимание публики от музыки, ради которой в оперу приходят. А людям дали 3D-очки. И понеслось — обнаженные артисты, акробаты, кто по льду ездит с клюшкой, а я пел свою партию в инвалидной коляске. Зрителю все это очень трудно совместить, поскольку одновременно очень много информации. В результате, публика уходит из театра, как и пришла.

Олександр Цимбалюк: "Гармонія в опері —  коли розумієш режисера з півслова і темп вашого світовідчуття — один"

— Следующий вопрос о современных дирижеров… С кем из них у вас возникает то же искомое чувство гармонии?

— Дирижеры — отдельная тема. Это проводники. Это те, кто нас, певцов, соединяет с оркестром. Ведь певец во время исполнения иногда слабо ощущает общее движение музыки. И происходит такой динамический дисбаланс. Собственно, дирижер — корректор, и человек, который держит нити управления в опере.

Зубин Мета, Лорин Маазель, Даниэль Баренбойм, Антонио Паппано… Замечательные дирижеры! Сожалению, не довелось поработать с Клаудио Аббадо. Я был на его последнем концерте во Флоренции. Это было что-то странное. У каждого дирижера свои плюсы. Вот, например, Даниэль Баренбойм хорошо чувствует Вагнера, это его специализация. А Зубин Мета поразительно справился с «Турандот» и «Реквиемом» Дж.Верди. Последняя запись есть на YouTube. В нем принимали участие Красіміра Стоянова, Екатерина Губанова, Джозеф Каллея. А я сидел в зале и слушал. Когда болгарская певица Красіміра Стоянова начала исполнять арию, у меня тело покрылось сиротами. Все в зале стали вытирать слезы. Она всех поразила, она излучала странный свет.

Я понял: если сегодня есть такие люди, то опера и симфоническая музыка никогда не умрут. Этот эффект работает только вживую. На том концерте дирижер Зубин Мета поцеловал руку певице и сказал: «Вы — жемчужина Болгарии».

— Среди ваших многочисленных побед на музыкальных соревнованиях есть и конкурс Елены Образцовой в 2006 г. Какой вам запомнилась эта великая певица?

— Харизма Елены Образцовой — то, о чем не рассказать словами. Это была выдающаяся певица с очень мощной энергетикой. Это личность еще той генерации, когда все делалось с улыбкой, широко, красиво… Она могла анекдотом снять напряжение в коллективе, на любом застолье взять инициативу в свои руки.

Ее все любили. Я познакомился с Еленой Васильевной в 2006 г. на конкурсе. Был еще «зеленый». Она меня подбадривала: «Ничего не бойся, все пой на косточку, с красивыми грудью, мы за тебя болеем!» Меня пригласили спеть в двух концертах ее памяти, — собирали деньги на мемориальную доску.

— В одном из интервью вы говорили, что о планах в отношении оперы Дж.Верди «Дон Карлос»…

— Филипп в «Дон Карлосе» — партия в будущем.

— Как, вообще, готовитесь к новых партий?

— Раньше, когда было время, приезжал в Одессу, работал со
своим концертмейстером Татьяной Петровной Книшовою и педагогами Василием Всеволодовичем Навротским и Людмилой Ильиничной Ивановой. Это три «кита», которые очень повлияли на мое становление вокалиста. Они меня вырастили, с ними есть контакт. А если нет возможности приехать домой, то приходится учить партию самостоятельно, по записи, искать местных концертмейстеров в театрах.

— Вы много гастролируете по миру. А где все-таки сегодня ваш дом?

— Дом? Аэропорт — отель. Шутка. В последний год у меня нет места, где я долгое время нахожусь. Два месяца был в Италии, во Франции. Месяц в Германии. Теперь — в Украине. Затем — Америка, Франция, снова Германия.

Вообще, дом — это то место, где тебя любят и ждут. Такой дом — это мой родной город Одесса, там живут мои родители. Счастлив, что я одессит.

Из досье

Александр Цымбалюк родился в Одессе. В 2003-м получил степень магистра вокального искусства в Одесской Национальной музыкальной академии им. А.В.Неждановой. Победитель многочисленных международных музыкальных конкурсов, среди которых конкурс молодых оперных исполнителей Елены Образцовой (2006), а также международный конкурс имени П.И.Чайковского (2007). Выступал на сценах Метрополитен-опера (Нью-Йорк), Ла Скала (Милан), Ковент-Гарден (Лондон).

Источник.

Добавить комментарий